Общество

Родители-врачи отговаривали: студент челябинского медуниверситета устроился в ковидное отделение

Парень рассказал, зачем пошел на риск и что изменилось в его жизни
Раньше (фото в синей одежде) работа медбрата не была такой изнурительной, как в отделении для ковидных больных. Фото: из личного архива героя публикации.

Раньше (фото в синей одежде) работа медбрата не была такой изнурительной, как в отделении для ковидных больных. Фото: из личного архива героя публикации.

Через пару недель у 23-летнего Артема Цыганова из Челябинска начинаются госэкзамены. Парень заканчивает медуниверситет и собирается поступать в ординатуру. Правда, засесть за книжки вплотную ему мешает работа — этим летом Артем добровольцем пошел бороться с COVID.

ОТДЕЛЕНИЕ «ЗАСЕЛИЛИ» ЗА НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ

— Я подрабатывал медбратом в офтальмологии ГКБ № 11. В июне стационар отдали под госпитальную базу для коронавирусных. Отделение быстро заполнилось пациентами. А рабочих рук не хватает: кто-то из медиков отказался работать, кого-то не допускают к ковидным больным из-за возраста и хронических заболеваний. Отказаться не мог. Это было бы непорядочно, — рассказывает Артем.

Родители у Артема — врачи. Оба просили сына подумать: не рисковать и налечь на учебу. А когда Артем сделал окончательный выбор, стали давать советы как не заразиться.

— Необходимые средства защиты в больнице есть: халаты, маски, очки… Но работать в них трудно. Очень быстро становится жарко и душно. Мы стараемся что-то придумать. Чтобы не натирали очки, на нос приклеиваем лейкопластырь. Маски завязываем на затылке, так как резинки больно давят на уши, когда промокнут от пота. Скотчем приматываем бахилы к халату — иначе он задирается. В таком виде нам вирус не страшен, — оптимистично настроен Артем.

ЛЮДИ БУНТУЮТ: ТРЕБУЮТ ОТПУСТИТЬ ИХ ДОМОЙ

В отделении, где работает Артем Цыганов, лежат больные с легким и средним течением коронавируса. У одних температура и насморк, у других — пневмония и кашель. Если кому-то становится хуже, то пациента спускают в реанимацию на интенсивную терапию и подключают к аппарату ИВЛ.

Перед выходом в "красную зону" ковидного отделения. Фото: из личного архива героя публикации.

Перед выходом в "красную зону" ковидного отделения. Фото: из личного архива героя публикации.

— Сначала многие не понимают всей тяжести своей болезни. Как-то был даже бунт: люди требовали отпустить их домой, возмущались, что в стационаре их держат обманом, не верили в положительный результат теста. Тогда к больным пригласили эпидемиолога. Он рассказал, как болезнь коварна. А потом люди и сами увидели, что ухудшение состояния может начаться внезапно. Или поверили в коронавирус, когда томография показала двухстороннюю пневмонию. В отделении теперь спокойно. Многие понимают, как медикам трудно: интересуются самочувствием, благодарят, — рассказывает Артем.

БЕЗ РУК МЕДБРАТА НЕ ОБОЙТИСЬ

Как медбрат, Артем отвечает за выдачу лекарств пациентам, измеряет давление, температуру, ставит капельницы, уколы. Но жизнь выводит за стандартные рамки.

— Есть у нас пациент из другого города. Медики сняли его с самолета. Родственников в Челябинске у мужчины нет, передачки ему не приносят. Бывало, бегаю ему за вкусняшками, — признается Артем.

Попадаются и тяжелые пациенты, которых нужно поднять, довести, донести или перевернуть. Здесь нужна мужская сила — без рук медбрата не обойтись. Сейчас Артем уговаривает однокурсников приходить на работу в ковидное отделение.

— Один друг уже согласился. Возможно, мы получим какие-то бонусы при поступлении в ординатуру. Я хочу стать хирургом-офтальмологом и спасать людей при критическом обострении их болезни, — делится планами Артем.

Уже два года Артем участвует в акциях организации «Волонтеры-медики»: выполняет работу санитара бесплатно, помогает детям, попавшим в больницу, измеряет давление старикам...

— Все это для души и защищает от циничного отношения к пациентам. Не стоит думать, что медики размышляют исключительно о деньгах. Мы такие же люди, и нам приятно помогать другим, — замечает Артем.

БОЛЬНЫЕ СТАЛИ БЛИЖЕ РОДНЫХ

Из-за работы с ковидными пациентами Артем давно не общается с близкими. Бабушку с дедушкой парень не видел уже больше месяца, а родителей — две недели. Часть врачей, как и он, сегодня тоже живут в изоляции — медикам дали гостиничные номера. Артем надеется, что скоро это закончится.

— Сейчас больница принимает гораздо больше людей, чем выписывает. В основном это челябинцы за 40 лет. Тяжелее всего болезнь переносят люди старше 60-70 лет. Сегодня все мы должны подумать о своих близких, коллегах, соседях и носить маски, соблюдать самоизоляцию.Иначе вирус не остановить, — замечает Артем.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Подписывайтесь на «Комсомольскую правду» и делитесь новостями в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники. Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен!

Viber/WhatsApp: +7-908-0-953-953

Почта: kpchel@phkp.ru