Общество

Вплоть до пожизненного: родные погибшего Ивана Вшивкова потребовали для полицейских максимального наказания

Прокурор предложила дать одному подсудимому 6 лет, второму - 5 лет и 9 месяцев
Прокурор потребовала лишить обоих полицейских возможности занимать должности в правоохранительных органах в течение двух лет.

Прокурор потребовала лишить обоих полицейских возможности занимать должности в правоохранительных органах в течение двух лет.

Фото: Иван МАРКОВ

В четверг, 14 января, в суде Московского района Калининграда начались прения сторон по делу о гибели Ивана Вшивкова, получившего смертельные ожоги в отделе полиции на улице Киевской в ночь на 20 октября 2019 года.

на этот раз высказаться успели прокурор и потерпевшие – семья погибшего.

Позиция гособвинения

Прокурор заявила, что бывший начальник смены дежурной части Николай Плебух и бывший старший оперативный дежурный Александр Иванов обвиняются в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий (часть 3, пункт В статьи 286 УК РФ). Она вкратце обрисовала обстоятельства гибели Ивана Вшивкова и добавила, что Плебух своей вины не признал, а Иванов признал частично. Прокурор заявила, что вина подсудимых полностью доказана, а их действия «правильно квалифицированы органами предварительного следствия».

- Превышение должностных полномочий Плебухом и Ивановым выразилось в том, что они, являясь соответственно начальником дежурной смены и старшим оперативным дежурным, в нарушение требований Конституции, Федерального закона о полиции и ведомственных правовых актов совершили действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать, а именно продолжали содержать Вшивкова, несмотря на его крики о помощи, в камере с поврежденной трубой отопления, - заявила прокурор.

Иван Вшивков получил термические ожоги кожи головы, шеи, туловища, верхних и нижних конечностей общей площадью 95% поверхности тела, сопровождавшиеся тяжелым ожоговым шоком. При этом гособвинитель оговорилась, что оба подсудимых имеют смягчающие обстоятельства: оба совершают преступление впервые, и у обоих на иждивении малолетние дети. Отягчающим обстоятельством стало совершение преступления группой лиц.

В конце своей речи прокурор запросила обоим подсудимым наказания в виде реальных сроков лишения свободы: Николаю Плебуху – 6 лет, а Александру Иванову – 5 лет и 9 месяцев с отбыванием в колониях общего режима. Кроме того, прокурор потребовала лишить обоих полицейских возможности занимать должности в правоохранительных органах в течение двух лет.

Адвокат – за максимальные сроки

Защитник потерпевших Михаил Уваров заявил, что считает предложенное прокурором наказание слишком мягким, так как смерть Ивана Вшивкова - не только «огромное горе для потерпевших».

- Она вселила страх и ужас от тех издевательств и пыток, которые происходят в правоохранительных органах, - заявил Уваров.

Также защитник указал на то, что задержание Вшивкова являлось «выполнением плана по административно-задержанным лицам». Также, по мнению Уварова, полицейские с помощью этого задержания собирались «повеселиться на службе», так как сажали Вшивкова в камеру то к одному, то к другому задержанному и снимали все происходящее на телефон. Адвокат перечислил издевательства, которым подвергался Вшивков, и повторил шутки, которые Иванов и инженер-электроник Захарова отпускали в адрес Ивана, когда тот находился в камере с бьющей из трубы горячей водой. Плебух, по мнению адвоката, занимался не спасением задержанного, а «минимизированием материального вреда» дежурной части. Когда же Ивана вынесли из камеры, по словам Уварова, у полицейских «отсутствовала какая-либо заинтересованность в оказании помощи», и «первое, чем они озаботились – каким образом уйти от ответственности».

В конце своей речи Уваров запросил для полицейских более сурового наказания, предусмотренного пунктами Д и Ж части 2-й статьи 105 УК РФ (убийство, совершенное с особой жестокостью группой лиц), а дело возвратить прокурору Калининградской области.

«Мой сын выл от боли, а они явно все знали»

Мать погибшего Ольга Вшивкова в своей речи напомнила, что поведение ее сына объяснялось тем, что полицейские начали его провоцировать еще по дороге в отдел и во время его полуторачасового оформления.

- Мой сын выл от боли, а они явно все знали, что там течет кипяток, и насмехались. Как матери, мне этого не понять. А после того, как Ивана увезли на «скорой помощи»… я хочу зачитать слова, которые есть в протоколе. «Захарова сообщает всем находившимся в дежурной части, что у Вшивкова термические ожоги более 70%. Плебух спрашивает: «Что говорят? Выживет или нет? А знаешь, я не за него переживаю». Иванов: «Что вы тут очкуете? Здесь состава преступления нет. Эту (нецензурно) всю наизусть знаю. Нам за это ничего не будет»». Что можно говорить после этих слов? Что они расстроились, что человек погибает? Нет, каждый сам за себя. Иванов это сказал с таким цинизмом, развалившись в кресле. Это подтверждается видеозаписью.

Вдова Елена Вшивкова, выступавшая со стороны потерпевших последней, сначала рассказала о том, каким Иван был заботливым отцом и хорошим мужем. По поводу причин агрессии мужа она сообщила, что их еще нужно выяснить, потому что «в таком состоянии» она его никогда не видела. Елена также обратила внимание суда на тот факт, что агрессию Иван стал проявлять после того, как его поместили в камеру в задержанному Бредуну, хотя один из полицейских предупреждал, что этого делать не стоит. Она перечислила все действия полицейских, которые, по ее мнению, были направлены на намеренное удержание Ивана в камере, где ему угрожала опасность.

- У нормального человека, когда он слышит крики о помощи, когда другой человек мучается от боли, возникает чувство сострадания и желание помочь. Но в Московском отделе в ту ночь почему-то ни у кого таких чувств не возникло, - заявила Елена Вшивкова. – Сотрудники полиции явно провоцировали Ивана, оскорбляя и подстрекая его к противоправным действиям, при этом насмехаясь над ним, как в зоопарке над животным в клетке.

В заключение своей речи Елена объявила, что Плебух и Иванов виновны в смерти ее мужа и заслуживают строгого наказания. Она предложила закрыть их в колонии строгого режима на максимальный срок, предусмотренный Уголовным кодексом за это преступление, - вплоть до пожизненного заключения.

Адвокаты подсудимых, судя по всему, не были готовы к такому повороту и попросили дополнительное время на подготовку к прениям. Заседание суда продолжится на 22 января.

Рекомендуемые