Юбилей области, год 1952-й: Как недовольные студенты пошли на штурм общаги

Летом в первом калининградском вузе состоялся первый выпуск
Студенты Калининградского государственного педагогического института во время работ по расчистке руин в областном центре.

Студенты Калининградского государственного педагогического института во время работ по расчистке руин в областном центре.

Фото: Государственный архив Калининградской области

Сегодня он «вырос» в Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта. А начинал свою историю как Калининградский государственный педагогический институт.

Первое в его истории вручение дипломов состоялось 5 июля 1952-го. По меркам нынешних вузов выпускников было мало: всего 138. Но зато сразу 30 из них окончили КГПИ с отличием! В их числе была и Любовь Персикова, получившая диплом № 1. Ей и еще девяти новоиспеченным учителям математики оказали особое доверие, распределив не в калининградские школы, а за пределы региона. И там по ним судили об уровне подготовки в КГПИ. К слову, потом обладательница диплома № 1 вернулась и уже сама преподавала в своей «альма-матер».

Учились, грузили, творили…

Первые студенты КГПИ жили отнюдь не учебой единой. Так, общежитие пришлось брать с боем (см. «Студенческий бунт по просьбе ректора»). К боевым были приближены и бытовые условия. В аудиториях – ничего «лишнего», доска и разномастные столы да стулья. Зимой на занятиях часто сидели закутавшись. А когда уголь для института наконец привозили, студенты шли на разгрузку.

При этом как суббота – так субботник, в воскресенье – воскресник. В «свободное от учебы время» парни и девушки на равных пахали на расчистке городских развалин. Когда ж они учиться успевали? Так ведь не нам, теперешним, чета были. Им, только что пережившим войну, голодные-холодные послевоенные годы казались счастливым временем. Впрочем, таким оно для них и было. Все ж молодые, все впереди…

Потому успевали еще и чем-то увлекаться. Кто спортом занимался, кто в хоре пел. А кто-то – в студенческом театре играл. И театр этот стал легендой, яркой страницей в летописи не только нашего старейшего вуза, но и всего янтарного края.

Руководила им преподаватель зарубежной литературы Тамара Вульфович. У талантливого педагога «нашелся» и талант театрального деятеля. За ней тянулись и лирики, и физики. Как было отмечено в 1952-м на выпускном вечере, «за четыре года в институте сложился сплоченный коллектив художественной самодеятельности, пользующийся любовью среди молодежи города». Его первыми актерами стали первые студенты КГПИ. Они отучились и разлетелись. Но на смену приходили новые ребята, студенческий театр жил, развивался. И так было еще долго…

Хижина дяди Толи

А вот какую историю рассказала Регина Диденко (одна из первых студенток КГПИ, ныне – заслуженный работник культуры РФ).

– Это было на экзамене по «зарубежке», – вспоминала Диденко. – Я сидела в аудитории, готовилась, когда вошел один из наших парней. Высокий, стройный, в костюме с «бабочкой» и в лакированных туфлях (тогда – последний крик моды). Мы на него смотрели с восхищением. Однако на Тамару Львовну произвести впечатление можно было только глубоким знанием ее предмета.

Вытянул тот парень вопрос «Творчество Бичер-Стоу». Как принято у студентов, они друг за друга «болели», готовые прийти на помощь. И услышав, что ему досталось, облегченно выдохнули: уж «Хижину дяди Тома» все читали. Но когда парень решительно подошел к экзаменационному столу и открыл рот – все так и замерли от услышанного:

– Бичер-Стоу написал (американскую писательницу наш герой, не мудрствуя, превратил в мужчину) замечательную книгу «Хижина дяди Толи»…

На лице Вульфович не дрогнул ни один мускул. Спокойно закрыв зачетку, она отправила ее владельца читать – и про Бичер-Стоу, и про «его дядю». И только уже после экзамена кто-то из студентов, заглянув в аудиторию, увидел, что, оставшись одна, Тамара Львовна содрогалась от хохота…

– Мы все оценили выдержку и деликатность нашего педагога, – признавалась Регина Семеновна. – Для нас, будущих учителей, это был урок нравственности, пример уважения к личности ученика и к своему предмету.

Студенческий бунт по просьбе ректора

Занятия в КГПИ начались 1 сентября 1948-го. И вскоре после этого случилось ЧП.

Иногородние студенты жили в гостинице неподалеку от корпуса института. Им обещали общежитие. Однако в переданном КГПИ доме № 9 по улице Пугачева располагался целый ряд учреждений, которые не желали покидать насиженное место.

Так прошел месяц, другой. И однажды директор гостиницы отключил свет и воду. Чтобы, значит, студенты поскорее съехали. Что же, идти на улицу?! И тогда первый ректор КГПИ Николай Милютин предложил своим подопечным… захватить здание, выделенное институту под общежитие.

Одна из участниц тех событий – Ильма Кострюкова, в 1948-м поступившая «на русский языку и литературу» в только что созданном КГПИ - вспоминала:

– Под покровом ночи мы «пошли на штурм». Отобрав у сторожа ключи, открыли все помещения и снесли в подвал все, что там было. Между тем из гостиницы уже привезли наши кровати с матрасами. Расставив их, мы распределились по помещениям и «заняли оборону»: закрывшись изнутри на ключ, стали ждать рассвета. На лекции в тот день нам было разрешено не ходить.

Утром во все двери стали ломиться обозленные клерки. А в полдень в общежитие прибыл уже прокурор. Студенты, конечно, переживали, ждали какого-то наказания. Но прокурор, вопреки ожиданию, улыбался и даже одобрительно подмигивал. Так что учреждениям из общежития пришлось съехать. Правда, ректору «захват» все же вышел боком – вскоре его сняли с должности. Конечно, он понимал, что за произвол по головке не погладят. Однако знал, видимо, и то, что по-другому выселить незаконных жильцов не получится.

ДЕНЬ ЗА ДНЕМ

1952 год

7 января в Калининграде появился еще один район – Центральный. Территория его ранее относилась к Сталинградскому району (позже – Октябрьский).

1 февраля было создано Калининградское мореходное училище (ныне – Калининградский морской рыбопромышленный колледж).

6 февраля в Черняховске открылся новый вокзал.

1 апреля были снижены цены на продовольственные товары – и это снижение стало уже пятым по счету после войны.

В апреле завершилась реставрация памятника Шиллеру, пострадавшего во время штурма.

8 апреля на кинотеатре «Победа» установили доску в память о том, что войска Красной Армии здесь соединились, завершив окружение гарнизона Кёнигсберга.

9 апреля возле бывшего бункера коменданта города-крепости был открыт мемориальный знак в ознаменование подписания здесь акта о капитуляции.

В апреле в Калининград прибыли первые пять таксомоторов «Победа» с автоматическим счетчиком платы за проезд.

13 апреля неоднократный победитель соревнований радистов-операторов калининградец Федор Росляков установил на всесоюзном конкурсе новый мировой рекорд.

В апреле в Калининграде у мелькомбината № 1 открылся речной вокзал. Тогда же оттуда начал ежедневно курсировать теплоход, связав по воде областной центр со Светлым.

30 апреля – началось движение по новому путепроводу на улице Театральной.

30 апреля 1952-го началось движение по новому путепроводу на улице Театральной в Калининграде.

30 апреля 1952-го началось движение по новому путепроводу на улице Театральной в Калининграде.

Фото: Н.Сергеев

23 августа – начались первые в истории области цирковые гастроли. Шатер цирка стоял у площади Победы. Завершились гастроли 21 сентября, представления посмотрели 35 тысяч человек.

9 сентября в городе Гусеве открыли памятник Герою Советского Союза Сергею Гусеву. Капитан Гусев 18 января 1945-го погиб на подступах к прусскому Гумбиннену, 7 сентября 1946-го город переименовали в его честь. На открытие памятника (скульптор – Оксана Аврамченко, архитектор – Арсений Максимов) из Липецка приехали родители героя.

19 сентября в Калининграде открылась гостиница «Москва».

В ноябре завершилось восстановление путепровода на улице Заовражной (в 1961-м была переименована в улицу Сержанта Колоскова).

В декабре – появились первые автоматические трамвайные стрелки: на площади Победы, возле нынешнего Центрального парка, на углу Советского проспекта и улицы Кирова.