Общество30 марта 2021 18:42

Дети воды: Семь историй калининградцев, променявших квартиры на эллинги

«Комсомолка» рассказывает о жителях свободного поселка «Дельфин», расположенного на берегу Калининградского залива
У многих жителей поселка есть свои лодки и катера.

У многих жителей поселка есть свои лодки и катера.

Фото: Иван МАРКОВ

СНТ «Дельфин» - это бывший дачный водно-моторный клуб, который раскинулся на берегу Калининградского залива еще в 70-х. С 2003 года «Дельфин» стал просто дачным обществом, а полтора года назад перешел в статус садового некоммерческого товарищества.

Сегодня застройка «Дельфина» напоминает бразильские фавелы, переехавшие в Венецию. Местные жители представляют собой не менее разношерстную публику, которую объединяет одно: жить в городе эти люди не могут, им нужен простор. И природный, и эмоциональный.

Многие дома стоят у самой кромки воды.

Фото: Иван МАРКОВ

Мы собрали 7 историй жителей калининградских фавел, из которых можно составить коллективный портрет вольного поселка.

Игорь Яковчук, пенсионер

- Я тут с 1976 года. Тогда давали участок 5 на 10 метров и разрешали построить один этаж – чисто ангар для хранения лодки. Через несколько лет разрешили строить полтора этажа. Но это такое время было, когда парник на участке не по размерам построишь – и его тут же приказывают разломать. Вскоре тут разрешили и два этажа возводить, а где два, там и три. Первый наш председатель, Николай Иванович Столяров, когда заметил, что кто-то третий этаж строит, потребовал его снести. Первый трехэтажный эллинг появился здесь у Гены-баптиста, и он его отстоял-таки. Сегодня строй хоть десять этажей!

Игорь Яковчук.

Фото: Иван МАРКОВ

Свой первый эллинг я продал за 1200 рублей, купил на эти деньги телевизор «Рубин» и в 1991 году переехал на новое место. Лодку я тоже продал, и сегодня у меня только одна мечта – взять удочку, сесть на берег и ни о чем не думать. Только не получается. 40 лет отработал – тепловозы заправлял, 71 год мне исполнился, а пенсия у меня хорошая, только маленькая. Поэтому до сих пор работаю – скважины бурю. Но я что скажу: почти все мои сверстники из города поумирали. У них какая на пенсии жизнь? Вышли во двор, скооперировались, в общем, долго не протянешь. А у меня тут станок токарный, станок сверлильный и полная свобода действий.

Валерий Панков, пенсионер-предприниматель

- Свой эллинг я построил В 1978 году. У всех нас были маленькие одноэтажные домики, 6 на 4 метра. В домике стояла лодка, и жить в нем нельзя было, конечно. Жить в «Дельфине» стали с начала 80-х, когда разрешили вторые этажи надстраивать. Сперва человек 20 на этом месте обосновались, а сегодня несколько сотен живет на постоянной основе.

Валерий Панков.

Фото: Иван МАРКОВ

Квартира в поселке у меня и сегодня остается, но я там практически не бываю – предпочтение отдал жизни на воде. Здесь у меня и дом, и работа, и рыбалка – мой катерок чуть в стороне стоит. Особенно с животными тут хорошо: собаки на самовыгуле, у меня 15 котов было, а сейчас один остался (собаки сделали свое дело). Только одно расстраивает: если вы были на заливе, то видели, наверное, как там три дома построили. Нам скоро практически доступа к воде не будет. Прогуляться и насладиться природой уже нельзя. Раньше по дамбе идешь, а перед тобой залив, закат… Что еще нужно человеку? А сейчас из-за каких-то трех-пяти человек портится настроение у всех. Я – человек природы, рыбак. Хотя в советское время работа телемастером. Сегодня на пенсии, но продолжаю работать в своем цеху, потому что тут только за свет 5 тысяч в месяц набегает.

Олег Дергоусов, ремесленник

- Мне здесь больше нравится, чем в Москве. Во-первых, климат хороший. Во-вторых, тихо-спокойно. В-третьих, рядом с водой. У меня и лодка есть. Чем я занимался в Москве – это вопрос сложный. Можно сказать, что это поделки из металла, которые помещаются в карман. Идея переезда в Калининград появилась года три назад, мы с женой тут проездом в Литву несколько раз оказались. Когда искали что-нибудь в аренду, и как-то выскочило это место – «Дельфин». Стало интересно, съездили посмотреть.

Олег Дергоусов.

Фото: Иван МАРКОВ

Это было что-то совершенно новое и необычное, ни на что не похожее. Шанхайчик такой. Мне это не то, чтобы сильно понравилось, но настроения не испортило. К тому же, дешево тут, особенно по московским меркам. Я купил все это за 450 тысяч, и пока делаю ремонт, мы снимаем другой эллинг за 20 тысяч. Главное тут – прекрасный вид из окна. А люди здесь живут разные: и голытьба, и состоятельные. Себя я ни к тем, ни к другим не отношу. Можно сказать, что я дауншифтер.

Елена Квадрициус, безработная

- Мы из Таджикистана приехали и 12 лет в Калининграде квартиру снимали. А потом в 2004 году купили гараж за 45 тысяч рублей. Со временем подняли над ним три этажа. Здесь и зал у нас, и балкон с хорошим видом, и другие комнаты.

Елена Квадрициус.

Фото: Иван МАРКОВ

Это наше единственное жилье, но нам не дают его официально оформить. Можно сказать, что мы сегодня живем в гараже, хотя исправно платим за все ресурсы. 300 рублей за землю, за электричество больше 5 тысяч набегает, еще на уголь мы за зиму тратим где-то 21 тысячу. Но наш случай с оформлением – это, скорее, исключение. В основном, тут все официально прописаны. А мы даже прописаться не можем.

Валериан Малерчук, предприниматель

- Я из Мурманска. Мы когда с женой познакомились, начали жить у меня на съемной квартире. Теща тогда была золотой. И вот как-то она говорит: «Зачем тебе за квартиру платить? Давай к нам, а мы поедем к себе в Торжок». Мы переехали с женой и детьми, потому что теща пообещала приезжать два раза в год где-то на месяц.

Валериан Малерчук.

Фото: Иван МАРКОВ

В первый год так и было, а со второго я как раз работу сменил, и денег сначала получал немного. Началось полоскание мозгов: «Денег у тебя нет, квартира не твоя, ничего у тебя нет, ты с голой...». Практически до развода у нас доходило, потому что теща считала, что к себе домой приезжает, а не в гости. Через четыре года мы с женой сильно поругались, я взял младшего сына и уехал в Питер, где у меня родители живут. Потом я звоню жене, чтобы помириться, и предлагаю: «Давай в Питере останемся». А она отвечает: «Может, уедем куда-нибудь, где потеплее?». Я приехал из Питера, мы вещи собрали, погрузили в машину и приехали в Калининград. Я риелтором работал, деньги у меня были. Сюда также риелтором заехал.

Пожили немного, но местная рыба под пиво мне не зашла, и я попросил пацанов, чтобы они мне вяленого ерша прислали. Они отправили огромную коробку, и я все съесть не смог. Закинул на «Авито», а он – раз – и продался. Еще коробку заказал. С того момента я печенью трески тут торгую. С жильем еще интереснее вышло. Когда вещи собирали, я объявление кинул. Мне тетенька написала: «Хочешь эллинг?». Я не знал, что это. Она прислала фотки, мне понравилось. Приехали с чемоданами, с детьми, двумя кошками и черепахой, и жена спрашивает: «И что? Мы тут будем жить?». В общем, 29 июля будет год, как мы тут. Тут огонь вообще! Когда просыпаешься на втором этаже, а оттуда солнце встает. Окна открыты, ты лежишь на кровати и загораешь. Это очень круто. Пока мы арендуем, но я думаю, что этот эллинг мы купим.

Татьяна Сафонова, продавец

- Я в «Дельфине» с 2007 года. Когда-то у отца моего мужа был эллинг, но он его продал. Правда, у его друга тоже был эллинг, и мы ездили туда в гости постоянно. Собственно, мы его потом и купили.

Татьяна Сафонова.

Фото: Иван МАРКОВ

Квартира у нас тоже есть, но живем мы тут все время, потому что это и метраж, и свежий воздух с залива. Животным нашим тоже удобно – у нас кошка и собака. А главное – здесь своя атмосфера, которой давно уже нет в городе. Мы каждый год отмечаем клубом День Победы и День рыбака, кашу и уху варим на берегу озера, музыкантов приглашаем. Все красиво и организованно. Я не могу, например, представить, чтобы в Калининграде кто-то мог районом скооперироваться и самостоятельно праздник провести для жителей, а у нас это старая советская традиция. В плане масс-культа я тут вроде активистки. Праздничная кухня на мне держится.

Дядя Вова - кораблестроитель и мечтатель

Этот легендарный житель СНТ «Дельфин» в прошлом году умер, но его «наследство» продолжает занимать большую площадь. Ангар с просевшей крышей, построенный из выброшенных на улицу дверей, скрывает под собой недостроенное судно, а вокруг него горы «добра»: металлолом, обрезки деревянных брусков и досок, дырявые ведра, накрытый куском полиэтилена холодильник…

Застройка «Дельфина» напоминает бразильские фавелы, переехавшие в Венецию.

Фото: Иван МАРКОВ

- Я с дядей Володей почти каждый день общался, - говорит житель соседнего эллинга Александр. – Он все мечтал достроить свой корабль и говорил: «Все сожгу и уплыву отсюда нахрен». Нам его склад особо и не мешал никогда, потому что больше хлопот от другого нашего соседа, он козлов и поросят держит. Все это стадо по «Дельфину» бегает, и при восточном ветре открыть окна невозможно. Так вот в прошлом году дядя Вова дно своего корабля доделал, крышу ангара разобрал, пригнал кран, перевернул судно и крышу на место вернул.

Так сейчас выглядит ангар с недостроенным кораблем дяди Вовы.

Фото: Иван МАРКОВ

- Он где-то раздобыл старый баркас и всю жизнь его ремонтировал, - рассказывает сосед кораблестроителя Виталий Тарасов. – Я здесь живу 15 лет, и когда приехал, баркас уже стоял. Насколько я знаю, дядя Володя и токарничал, и с кузнечным делом был знаком – в своем эллинге мастерскую держал. Занимался всем подряд, вплоть до того, что даже магазинные тележки ремонтировал. Умер он тихо: с женой поехал по магазинам, вернулся домой, присел отдохнуть, а жена говорит: «Я сейчас покушать приготовлю». Возвращается, а дядя Володя уже все...