Премия Рунета-2020
Калининград
+19°
Boom metrics
Общество18 февраля 2022 16:52

Неизвестная война: Как 300 советских бойцов заперли немцев на Куршской косе

В сводном десантном батальоне сражались исключительно добровольцы
Советские десантники целые сутки сдерживали превосходящие силы врага.

Советские десантники целые сутки сдерживали превосходящие силы врага.

Фото: архив Минобороны РФ.

Сегодня всем совершенно ясно, что история Великой Отечественной войны гораздо шире и многограннее материала, изложенного в школьных учебниках. А читательский интерес к событиям тех уже далеких дней в последнее время не только не снижается, но даже наоборот – заметно возрастает. Этой публикацией «Комсомольская правда» - Калининград» открывает цикл статей, посвященных сравнительно малоизвестным эпизодам боевых действий советских войск в Восточной Пруссии осенью 1944-го и зимой-весной 1945 года.

Вскоре после начала Восточно-Прусской наступательной операции Красной армии 13 января 1945 года командующий германской группой армий «Север» генерал-полковник Лотар Рендулич принял решение оставить город Мемель, который был блокирован советскими войсками с октября 1944 года. Эвакуация на Куршскую косу гарнизона и двух пехотных дивизий, составлявших XXVIII армейский корпус вермахта, закончилась 28 января, когда 4-я ударная армия генерал-лейтенанта Петра Малышева уже штурмовала город. На следующий день немцы начали операцию «Рак», приступив к переброске своих войск по старой почтовой дороге на Земландский полуостров. С целью отрезать хотя бы еще остававшиеся возле Мемеля части врага 113-й стрелковый полк 32-й Верхнеднепровской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии получил приказ скрытно форсировать залив, захватить на косе плацдарм в районе высоты 32,7 и удерживать его.

Сводный батальон

Для выполнения этой труднейшей задачи комполка майор Иван Иванов решил сформировать сводный десантный батальон. Набирали исключительно добровольцев. Старшим десанта был назначен капитан Иван Полозков, возглавивший одну из рот. Остальными командовали младший лейтенант Иосиф Лапушкин, лейтенант Михаил Ларин и капитан Василий Фомин. Парторгом батальона стал лейтенант Александр Кулик, комсоргом - младший лейтенант Василий Владысев. В общей сложности штурмовать косу предстояло около 300 десантникам.

Капитан Иван Полозков.

Капитан Иван Полозков.

Фото: архив Минобороны РФ.

В семь утра 29 января химическая служба корпуса поставила дымовую завесу, под прикрытием которой сводный батальон начал движение по льду залива в направлении хутора Эрленхорст (теперь Алкснине, Литва). Однако метрах в полутораста от берега десантников засекла немецкая служба наблюдения, и на них сразу же обрушился сначала ружейно-пулеметный, а затем артиллерийско-минометный огонь. Штурмовым броском роты ворвались на косу, завязав бой в передовых траншеях. Действуя огнем и штыком, десантники отбросили противника на всем фронте формирующегося плацдарма и заняли круговую оборону.

Едва рассвело, немцы после 25-минутной артподготовки пошли в атаку силами до батальона пехоты при поддержке двух единиц бронетехники. В боевых донесениях упоминаются тяжелые самоходные артиллерийские установки «Фердинанд» (они же Elefant), однако, поскольку наши имели склонность именовать так практически все немецкие САУ, не исключено, что вместо «слонов» использовались какие-нибудь «штурмгешютцы» полегче. Что, впрочем, ничуть не облегчало положения обороняющихся.

Сначала натиск врага удавалось сдерживать благодаря работе советской артиллерии с другого берега залива – ее огонь корректировали по рации. Но когда передатчик оказался разбит, а радисты убиты прямым попаданием снаряда, десантникам оставалось рассчитывать исключительно на собственные силы. Зачастую доходило до рукопашных схваток, в одной из которых погиб младший лейтенант Иосиф Лапушкин, успевший отправить на тот свет 5 гитлеровцев.

Шесть отбитых атак

Вскоре после полудня немцы, пустив самоходки во фронт, пехотой попытались охватить десант с флангов. Наши бойцы сорвали эту попытку, забросав атакующих гранатами. Младший сержант Андрей Портянко, к тому моменту единственный оставшийся в живых из расчета станкового пулемета, выдвинулся вперед, занял позицию на втором этаже каменного дома лесничего и кинжальным огнем уничтожил около сотни врагов, сам пав смертью храбрых.

Перегруппировавшись, немцы возобновили фронтальные атаки, при отражении одной из которых погиб капитан Полозков, который, будучи еще до этого ранен, не покинул поля боя. Из всей его роты выжило только четверо бойцов, но завоеванный рубеж они удержали. Командир пулеметчиков капитан Фомин лично убил до 20 немцев и сам пал смертью храбрых. От его подразделения осталось всего пятеро бойцов.

После того как были отбиты четыре немецкие атаки, выяснилось, что в батальоне выбыли из строя все командиры рот и взводов. Тогда комсорг Владысев, увидев вновь приближавшуюся цепь вражеских автоматчиков, поднял всех оставшихся бойцов в контратаку. Стреляя на бегу, он уничтожил 17 гитлеровцев, а когда в диске ППШ кончились патроны, с голыми руками устремился на опешивших немцев. Одного из них Василий сшиб с ног ударом кулака, потом подхватил с земли саперную лопатку и ею зарубил еще нескольких врагов. Сам офицер в свалке получил сильный удар прикладом по голове, но продолжал руководить боем.

В следующей рукопашной погиб парторг батальона Александр Кулик, а при отражении уже шестой за день атаки немцев – вернувшийся в строй после перевязки уже дважды раненный лейтенант Ларин, на личном счету которого в том бою оказалось полтора десятка врагов. Согласно журналу боевых действий общие потери 113-го стрелкового полка за эти сутки составили 49 человек убитыми и 50 ранеными. Потери немцев – до 200 человек и одна самоходка.

Удержанный плацдарм

Наутро 30 января опять под прикрытием дымзавесы 113-й полк вместе со 156-м полком 16-й Литовской дивизии 4-й ударной армии форсировал залив и принялся расширять удержанный плацдарм. А к концу дня на косе сосредоточилась 32-я дивизия в полном составе. Укрепрайон Зюдершлице на севере был разгромлен, а на юге немцев оттеснили к поселку Пилькоппен (теперь Морское).

Той же ночью оставшиеся в живых десантники двинулись обратно через залив, неся с собой тяжелораненого младшего лейтенанта Владысева. Два дня спустя комсорг умер в госпитале от большой потери крови.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно семерым бойцам сводного батальона: капитанам Ивану Полозкову и Василию Фомину, лейтенантам Михаилу Ларину и Александру Кулику, младшим лейтенантам Иосифу Лапушкину и Василию Владысеву, а также младшему сержанту Андрею Портянко.

В процентном отношении кавалеров Золотой Звезды в январском десанте на Куршскую косу оказалось даже больше, чем среди участников куда более знаменитой Керченско-Эльтигенской десантной операции в октябре-декабре 1943-го - тогда этой награды удостоились 129 солдат и офицеров. Ведь масштабы происходившего в Крыму и Восточной Пруссии несоизмеримы. В районе Керчи высаживалось 75 тысяч человек, у поселка Эльтиген - 9418, в то время как у Эрленхорста дралось меньше 300 наших бойцов.

В январе 1969 года у хутора Алкснине установили памятник десантникам. На поднятом из моря 30-тонном камне литовский скульптор Юлюс Вертулюс высек барельеф советского воина в каске. Рядом на семи гранитных плитах – имена на литовском и русском языках. После обретения Литвой независимости мемориал долгое время пребывал в запустении и был восстановлен в 2005 году на средства Российской Федерации.