Премия Рунета-2020
Калининград
+21°
Boom metrics
Общество12 апреля 2022 22:00

Участвовал ли Юрий Никулин в штурме Кенигсберга

Продолжаем вспоминать - и проверять - малоизвестные факты из истории Калининградской области
В «Бриллиантовой руке» герой Никулина вдруг говорит: «С войны не держал боевого оружия». И зритель неожиданно для себя видит другими глазами недотепу Семена Семеновича Горбункова.

В «Бриллиантовой руке» герой Никулина вдруг говорит: «С войны не держал боевого оружия». И зритель неожиданно для себя видит другими глазами недотепу Семена Семеновича Горбункова.

77 лет назад:

Кенигсберг-город контрастов...

Как обычно, в начале апреля в калининградских СМИ было немало публикаций в связи с очередной годовщиной штурма Кенигсберга. Конечно, трудно по этой теме сказать что-то новое. Но в этот раз одна из газет порадовала-таки читателей сенсацией.

Вообще заметка посвящена тому, как в 1975 году Юрий Никулин снимался у нас в фильме «Двадцать дней без войны». Однако начинается она с «любопытного факта из биографии народного артиста СССР». А именно: «оказывается», что Никулин «в 1945 году был награжден медалью «За взятие Кенигсберга».

Хорошо уже даже это «оказывается». Потому что «любопытный факт» давненько кочует по закоулкам интернета, и порой авторов этих текстов несет не хуже Остапа Бендера. Но давайте пока дадим слово другому автору – самому Юрию Никулину, который написал о своей жизни книгу «Почти серьезно».

Никулин подробно описывает в том числе и годы, проведенные на войне. Воевать он, кстати, начал еще в Финскую. После чего прошел всю Великую Отечественную. Вот почему в «Бриллиантовой руке» так убедительно звучит фраза, вроде бы неожиданная для его героя: «С войны не держал боевого оружия». И зритель вдруг видит другими глазами недотепу Семена Семеновича Горбункова. Казалось бы, лишний в этой уморительной комедии момент выглядит, наоборот, органично и уместно.

Однако вернемся к книге Никулина. Как там написано, «в боях за освобождение Риги мы понесли большие потери в людях и технике. В Риге пробыли недолго. А затем нас отвели в городок Валмиеру для переформирования и отдыха».

Таким образом, с осени 1944-го до весны 1945-го батарея Никулина стояла в Валмиеру (Латвия). А весной их направили в Курляндию. И там, «в районе населенного пункта с романтическим названием Джуксте», он и встретил День Победы.

Как видим, участия в штурме прусской столицы не наблюдается. А год, проведенный им после войны в Восточной Пруссии, тоже, конечно, не повод для получения медали «За взятие Кенигсберга».

Собственно, весь (весьма богатый) наградной иконостас Никулина можно легко найти в интернете. Есть об этом упоминание и в книге. В мае 1946-го Никулин был наконец демобилизован и вернулся к родителям в Москву. «Пока мама готовила на кухне ужин, я вышел во двор в гимнастерке, с тремя медалями, полученными за войну: «За отвагу», «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией», - написал Юрий Владимирович.

Короче, чего не было – того не было. Однако если кому-то очень хочется, то… Невольно снова вспоминается «Бриллиантовая рука». Помните, как Семена Семеновича ставят там перед фактом, что он должен прочитать лекцию на тему «Нью-Йорк – город контрастов»?

– Но я не был в Нью-Йорке!

– А где же вы были?

– В Стамбуле, Марселе…

– Пожалуйста, «Стамбул – город контрастов».

Ну а современные авторы с легкостью меняют в его биографии Курляндию на Пруссию. И вот, скажем, что у них получается:

«Утром 6 апреля 1945 года началась артподготовка. И, видимо, судьбе было угодно, чтобы младший сержант Никулин из своей гаубицы сделал первый пристрелочный выстрел по Кенигсбергу». О как. Не просто штурмовал Кенигсберг, а еще и первым выстрелил по нему. Да еще из гаубицы, хоть и был зенитчиком…

А вот еще смелое откровение на заданную тему (автор, заметим, видная калининградская писательница):

«Надо отметить, что Юрий Никулин был награжден медалью за взятие Кенигсберга. 9 апреля в День освобождения города редко кто вспоминает Юрия Никулина, кто не знает, кто не хочет. А тогда, в 1945 году, будущий знаменитый актер был младшим сержантом и вспоминал об этом, когда приехал на съемки через 30 лет в Калининград». Да ну?! Ну да, «травил анекдоты и вспоминал, как 30 лет назад здесь, на Балтике, встретил Победу».

В общем, все это какой-то скверный анекдот на тему «Кенигсберг – город контрастов». Который вдобавок в апреле сорок пятого, оказывается, еще и «освобождали»…

70 лет назад:

Там, где наши пленили Ляша

В апреле 1952-го рядом с бункером последнего коменданта Кенигсберга был установлен памятный знак. Открыли его 9 апреля – в день седьмой годовщины подписания акта о капитуляции кенигсбергского гарнизона. И по такому случаю на площади возле бывшего университета, как тогда обозначали это место, состоялся многолюдный митинг.

Таким был памятный знак возле бункера генерала Отто Ляша. На заднем плане хорошо видно и то, в каком состоянии находилось здание университета.

Таким был памятный знак возле бункера генерала Отто Ляша. На заднем плане хорошо видно и то, в каком состоянии находилось здание университета.

Фото: Архив автора

Кстати, накануне, 8 апреля 1952-го, на кинотеатре «Победа» открыли доску в память о том, что во время штурма города-крепости наступавшие с севера и юга войска Красной Армии в этом районе соединились, завершив окружение вражеского гарнизона. «Победа», старейший кинотеатр Калининграда, вот уже больше десяти лет как закрылся. Но доска – на месте.

23 февраля 1968-го, в день 50-летия Вооруженных Сил СССР, в былом убежище генерала Отто Ляша заработала музейная экспозиция «Штурм Кенигсберга». Правда, по чьей-то ошибке бункер на протяжении долгих лет называли блиндажом (совсем разные вещи). Так и на открытом 70 лет назад знаке написали: «Здесь в блиндаже был подписан акт о капитуляции кенигсбергского гарнизона». И музей именовался как блиндаж Ляша.

Ну, теперь это досадное недоразумение исправлено, и филиал историко-художественного музея уже официально называется «Бункером». А вместо обветшавшего мемориального знака на другой стороне Ленинского проспекта 20 лет назад была открыта памятная доска в честь гвардии подполковника Петра Яновского, гвардии капитана Александра Федорко и гвардии капитана Владимира Шпитальника – трех советских парламентеров, которые 9 апреля 1945-го предъявили ультиматум о капитуляции.

Хотя и тут не обошлось без казуса. На открытии доски было сказано, что, мол, на сегодня из трех парламентеров жив лишь Яновский. А потом выяснилось: жив и Шпитальник…

8 апреля 1968-го бывшие парламентеры впервые после войны встретились у нас. Владимир Шпитальник (на снимке – слева) на встречу приехал из Гомельской области, Петр Яновский – из Москвы, Александр Федорко – из Сумской области.

8 апреля 1968-го бывшие парламентеры впервые после войны встретились у нас. Владимир Шпитальник (на снимке – слева) на встречу приехал из Гомельской области, Петр Яновский – из Москвы, Александр Федорко – из Сумской области.

Фото: Архив автора

1 января 2003-го Владимиру Марковичу (он же – Волик Мордухович) исполнилось 85 лет. И накануне юбилейной даты в белорусский поселок Колодищи, где жил Шпитальник, приехала калининградская делегация. Гости передали ветерану копию памятной доски, а также сообщили, что ему решено присвоить звание почетного гражданина Калининграда.