Премия Рунета-2020
Калининград
+22°
Boom metrics

Наконечник стрелы, каменный топор, ножи-кинжалы: что еще нашли археологи на берегах Шешупе

По мнению специалистов, обнаруженные в ходе раскопок артефакты могут сказать много нового о взаимоотношениях и обычаях древних племен
Археологические раскопки в Краснознаменском районе велись сразу не нескольких объектах.

Археологические раскопки в Краснознаменском районе велись сразу не нескольких объектах.

Фото: Игорь ОРЕХОВ

С каждым взмахом кисти… ну, а что, тоже своего рода художника - сотрудника Института археологии Российской академии наук – все наблюдающие за этим процессом будто бы все глубже погружались в эпоху Великого переселения народов. Хотя археолог, наоборот осторожно очищал от наслоений песка позеленевшую от времени бронзовую гривну (это такой обруч, который древние модники носили на шее) с нанизанными на нее кольцами и фибулой (а это - застежка от плаща). Рядом виднелись фрагменты костей: судя по всему, полторы тысячи лет назад украшения бережно собрали и положили поверх кремированных останков человека.

Ледник ушел – пришли люди

Археологические раскопки в Краснознаменском районе велись сразу не нескольких объектах: стоянке каменного века, грунтовом могильнике, а также на двух поселениях. Кроме столичных специалистов, здесь также работали их коллеги из калининградского предприятия «Балтспецархеология» и Межрегионального центра археологических исследований (Тамбов). Время и усилия оказались потрачены не зря – нашли массу интересного.

Хотя, в принципе, такой результат был предсказуем. Ведь в среднем течении реки Шешупе люди стали селиться еще 10 тысяч лет назад, вскоре после того как сошел последний ледник – это были охотники на северного оленя. До сих пор здесь, прямо на поверхности земли можно увидеть т. н. отщепы, как в археологии называют более или менее плоский скол с кремня – древнейшие орудия труда.

В нашем же случае археологам повезло найти кремниевый наконечник стрелы и фрагмент (если быть более точным, острие) каменного топора. Первый артефакт специалисты относят к временам мезолита или среднего каменного века, который длился в Европе примерно с 10-го по 5-е тысячелетия до нашей эры.

Топор предварительно относят к бронзовому веку.

Топор предварительно относят к бронзовому веку.

Фото: Игорь ОРЕХОВ

Топор же предварительно относят к бронзовому веку, это образчик культуры боевых топоров – 3200/ 2300 годы до н. э. – 2300/1800 годы до н. э. Попадались и фрагменты неолитической керамики (III тысячелетие до н. э.). Началом III века н. э. (эпоха римского влияния) датируют найденную бронзовую подвеску.

Два мира скальвов

Ну а где-то в середине или конце V века живописная излучина привлекла внимание балтийского племени скальвов (скалвов), которые основали поселок на левом берегу реки. А на правом, где имелась небольшая возвышенность, обустроили свое кладбище. И такое расположение поселения и могильника – отнюдь не случайность. Река должна была надежно разделять мир живых и царство мертвых, чтобы последние всуе не тревожили первых.

Константин Сковорцов демонстрирует нож-кинжал воина племени скальвов.

Константин Сковорцов демонстрирует нож-кинжал воина племени скальвов.

Фото: Игорь ОРЕХОВ

Можно предположить, что поселки скальвов были довольно крупными. В одном из раскопов археологи обнаружили три длинных ряда столбовых ям. Судя по ним, размеры постройки составляли примерно 24 на 8 метров, и это был т. н. «длинный дом» (см. Историческую справку). Скорее всего, таких домов здесь было несколько, но в ходе охранных раскопок удалось обследовать только сравнительно узкую полосу, в то время как вся территория памятника намного обширнее.

Оказавшееся в распоряжении археологов множество разнообразной керамики (включая целые ямы, набитые фрагментами глиняных горшков различной величины), точильные камни, зернотерки свидетельствуют о том, что в этом месте велась активная хозяйственная деятельность, а жившие здесь люди занимались не только охотой, но и земледелием.

Керамика, украшенная ногтевым орнаментом. Легко догадаться, как его наносили.

Керамика, украшенная ногтевым орнаментом. Легко догадаться, как его наносили.

Фото: Игорь ОРЕХОВ

Кроме того, было найдено множество кусков металлического шлака и три горна для выплавки металла. Железную руду, к слову, могли добывать в ближайшем болоте, следы которого также просматриваются в одном из раскопов. То есть, здесь имелось производство орудий труда и, конечно же, оружия. Впрочем, изготавливали и украшения из бронзы – подвески, браслеты, гривны, фибулы, а также бусы из янтаря и сердолика, множество которых обнаружилось на могильнике.

Оружие гуннских войн

Но больше всего внимание журналистов привлекают два предмета, похожих на огромные, длиной около полуметра, ножи. Один из которых, несмотря на то, что пролежал в земле 15 веков, сохранился настолько хорошо, что хоть прямо сейчас клади в музейную витрину.

Один из найденных кинжалов.

Один из найденных кинжалов.

Фото: Игорь ОРЕХОВ

- Это и есть ножи-кинжалы с тремя кровостоками – оружие, типичное для V – начала VI веков нашей эры, - подтверждает калининградский археолог Константин Скорцов. - Считается, что эпицентром их возникновения был Земландский полуостров, откуда в эпоху гуннских войн они разошлись по окрестным племенам. Встречаются только в погребениях: чаще всего – на территории Замланда и Натангии (в современных ориентирах – Зеленоградский и Багратионовский районы Калининградской области – Ред.), в чуть меньшем количестве – в Скаловии, по обоим берегам Немана. Также есть немногочисленные находки в судавских землях (судавы, они же ятвяги – еще одна балтская племенная группа – Ред.) на нынешней территории северо-восточной Польши.

Бронзовый браслет из древнего могильника.

Бронзовый браслет из древнего могильника.

Фото: Игорь ОРЕХОВ

Все остальные сделанные на могильнике находки (те же фибулы), по мнению Скворцова – характерный набор для середины V века. Несколько странными, на взгляд исследователя, выглядят сопутствовавшие погребениям обряды, когда встречаются формы, похожие неа те, что практиковались у судавов (они же ятвяги, балтская племенная группа - Ред.), в то время как это была территория скальвов.

- Возможно, имело место взаимопроникновение, посредством, например, матримониальных связей, когда мужчины из одного племени брали себе жен из другого, - рассуждает Скворцов. - Все это представляет собой очень интересный предмет для изучения, можно будет узнать много нового о взаимоотношениях судавов и скальвов.

КСТАТИ

Мезолитическая стоянка, грунтовый могильник «Ливенское», поселения «Тимофеево-3» и «Тимофеево-2» были выявлены в 2017 году сотрудниками предприятия «Балтспецархеология» в ходе разведок в районе трассы будущего межпоселкового газопровода. Все объекты были поставлены на государственный учет как выявленные памятники археологии. Поэтому в преддверии строительства магистрали, которое должно начаться уже в этом году, согласно действующему законодательству, проводятся археологические спасательные раскопки.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Длинный дом – прямоугольная постройка примерно 5,5 - 7 метров шириной, длина которой была произвольной (известны дома длиной 45 метров). Стены были из переплетенных веток, обмазанных глиной, иногда - из расщепленных бревен, укрепленных столбами. На три ряда таких же столбов опиралась соломенная крыша. В полу самого дома и рядом с ним выкапывались ямы для хозяйственных целей, глину из которых использовали для покрытия стен. Изнутри длинный дом разделяли перегородками на две или три части, одну из которых могли отводить под стойло или хлев для скота. Некоторые дома использовались до 30 лет

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

- Эти памятники археологии можно считать уникальным для нашего региона, ведь в советское и постсоветское время на востоке Калининградской области масштабных археологических раскопок не было, - говорит директор предприятия «Балтспецархеология» Евгений КАЛАШНИКОВ. - Насколько известно, последние такие изыскания проводились еще немецкими учеными в 1930-е годы. Ну а сами результаты сегодняшних работ, по-моему, можно считать исчерпывающим ответом на вопрос, необходима ли археологическая экспертиза участков, подлежащих хозяйственному освоению. Если соответствующий закон все-таки отменят, потери для науки могут оказаться просто катастрофическими.