Премия Рунета-2020
Калининград
+14°
Boom metrics
Общество15 августа 2022 9:55

Как Красная армия стерла с лица земли немецкий город-призрак

К моменту советского наступления Ширвиндт, в котором не осталось жителей, был превращен в сплошной укрепрайон
Бойцы батальона капитана Губкина ведут бой на улицах Ширвиндта.

Бойцы батальона капитана Губкина ведут бой на улицах Ширвиндта.

Фото: museumamur.org

Разведка брода

Первую попытку разгромить восточно-прусскую группировку вермахта советское командование предприняло по ходу Гумбиннен-Гольдапской наступательной операции, длившейся с 16 по 30 октября 1944 года. А первым немецким населенным пунктом, оказавшимся на пути Красной армии, стал Ширвиндт – самый восточный город Германии. Ну, как город… Городишко, в котором по состоянию на 1944 год насчитывалось всего 2 тысячи жителей. Да и те в спешке покинули свои дома еще 31 июля, после интенсивной бомбардировки, проведенной нашей авиацией.

Однако выйти непосредственно на границу Третьего Рейха войскам 184-й стрелковой дивизии 5-й армии 3-го Белорусского фронта удалось лишь осенью: 294-й стрелковый полк с боями пробился к реке Шервинта, на одном берегу которой находился литовский Кудиркос-Науместис, а в нескольких десятках метрах через реку напротив – пресловутый Ширвиндт. Города связывал мост на каменных опорах, но он оказался заминированным. К тому же, на высоком западном берегу виднелись расположенные в шахматном порядке на расстоянии 100-150 метров друг от друга железобетонные доты.

- 16 октября меня вызывали в штаб полка и приказали провести разведку, - вспоминал командир взвода управления батареи 76-миллиметровых пушек Иван Блескин. – С собой я взял одного из взводных разведчиков и сапера. Предстояло проскочить метров полтораста по нашему пологому берегу, найти брод, пересечь реку и разминировать местность в районе предстоящей переправы. И все это в светлое время суток, на виду у немцев!

Для скрытного выдвижения решили воспользоваться сточной канавой, выходившей из-под каменной ограды местной церкви. Старшина первым нырнул в узкий желоб и пополз к воде. Немцы засекли его на полдороге и немедленно открыли бешеную пальбу. Тогда Блескин рывком проскочил остававшуюся дистанцию, перемахнул речку и затаился под обрывом. Минут через 20 к нему присоединились товарищи, которым тоже повезло – только разведчик получил легкое ранение в руку. Немного отдохнув, разведчики принялись снимать мины, управившись с этой опасной работой уже ближе к ночи. После этого дали сигнал своим.

Ночной штурм

Полковая артиллерия принялась вести по немцам интенсивный огонь, под прикрытием которого к броду устремились 1-й и 2-й батальоны, сходу форсировавшие реку и завязавшие бой на улицах. Известно, что первой на окраину городка южнее бывшего здания таможни ворвалась рота старшего лейтенанта Петра Горшкова.

Ширвинд оказался хорошо подготовлен к обороне: каждые 2-3 дома образовывали опорный пункт с возможностью круговой обороны, многие перекрестки улиц и подступы к зданиям были заминированы. Вот что об этом несколькими днями позже сообщала газета «Известия»:

«Толщина железобетонных стен дотов 2,5 - 3 метра. Отдельные доты снабжены вращающимися бронеколпаками, дающими возможность кругового обстрела. В районе взятого нашими войсками города Ширвиндта захвачен трехэтажный дот, в нем размещался гарнизон из 69 солдат. В доте-крепости был даже свой колодец с питьевой водой…»

Действовавший южнее 297-й полк дивизии, стремившийся обойти позиции немцев с юга и занять городской вокзал, внезапно был контратакован и понес тяжелые потери. Затем немцы подтянули самоходные орудия, под огнем которых нашим бойцам пришлось тяжко. Но отступление предотвратили мужественные действия расчетов противотанковых ружей, а когда на помощь бронебойщикам пришли артиллеристы, подбившие несколько вражеских «штугов», попятились уже немцы. Прежде чем преследовать их, необходимо было привести в порядок и перегруппировать изрядно расстроенные части полка, поэтому здесь до утра наступило относительное затишье.

Артиллеристы, точней прицел!

Общее наступление на Ширвиндт возобновилось с рассветом 17 октября, когда 294-й полк уже вел бой в черте города. В боевых порядках пехоты находилась и батарея старшины Блескина. Пушки вели огонь прямой наводкой, подавляя выявленные огневые точки противника.

- Бойцы моего взвода корректировали огонь артиллерии, - рассказывал Иван Александрович. – Перебегая от укрытия к укрытию, я заскочил в подъезд одного из домов около завода и столкнулся с немецким солдатом. Личным оружием мы оба воспользоваться не успели, но я немного опередил немца: оглушил его ударом кулака.

Добив гитлеровца, он осел на пол. Отдышавшись, старшина вошел в одну из квартир. Оказалось, она выходила окнами прямо на завод, позволяя отлично просматривать всю немецкую оборону.

- Я быстро приладил полевой телефон и передал координаты скоплений вражеской пехоты и артиллерийских позиций командиру артиллеристов – капитану Руденко, - продолжает Блескин. - Вскоре среди заводских корпусов поднялись столбы дыма и щебня…

Немцы дрались остервенело, не желая отдавать ни пяди фатерлянда. Но и красноармейцам сознание того, что они бьются уже на земле Германии, придавало воодушевления. Вот как события этого дня отражены в журнале боевых действий 294-го полка:

«Ширвиндт в огне. В руины превращается первое осиное гнездо пруссачества. Враг отброшен. Батальоны выходят на западную окраину города и закрепляются. Над городом гордо развевается Красное знамя Победы. По рытвинам и ухабам мостовых немецкого городка движется могучая боевая техника Советской армии, готовая с новой яростью, с новой силой обрушиться на остервенелого врага и прокладывать путь для продвижения наших частей вглубь фашистского логова».

Восстановлению не подлежит

Уже поздно вечером 17 октября бойцы 294-го и 297-го полков полностью выбили противника из городской черты. Предпринятые немцами при поддержке бронетехники несколько контратак были отбиты. На следующее утро на центральной площади Ширвиндта, возле городской кирхи состоялось общее построение дивизии, на котором почтили память павших при штурме товарищей и выстрелами из личного оружия в воздух отметили взятие первого немецкого города.

Иван Александрович Блескин к уже имевшимся у него двум медалям «За отвагу» за бои в Ширвиндте был награжден орденом Великой Отечественной войны II степени. Как отмечено в наградном листе, старшина «…умело корректировал огонь артиллерии, в результате чего было уничтожено 6 станковых пулеметов противника и обеспечено беспрепятственное форсирование реки нашей пехотой».

Ширвиндт, в котором после ожесточенного боя осталось только два целых здания, восстанавливать не стали, после войны переименовав в поселок Кутузово. Согласно результатам переписи 2010 года постоянных жителей здесь нет, а вместо церкви остался лишь небольшой холм щебня, на котором установлена табличка, гласящая о том, что когда-то здесь был город…