Премия Рунета-2020
Калининград
+10°
Boom metrics
Общество22 сентября 2022 22:00

Неизвестная война: Ворваться в Германию и не умереть

В августе 1944-го трое первых советских бойцов вступили на землю Восточной Пруссии
Зачастую форсировать реки приходилось на самодельных плотах.

Зачастую форсировать реки приходилось на самодельных плотах.

Фото: Аркадий ШАЙХЕТ.

Непосредственно к границам Третьего рейха советским войскам удалось выйти в результате пятого из т. н. «сталинских ударов», главной составляющей которого стала наступательная операция «Багратион». Она продолжалась с 23 июня по 29 августа 1944 года, ну а решающий прорыв осуществила 5-я армия 3-го Белорусского фронта.

Контратака на подступах

Первой у пограничной реке Шешупе оказалась 159-я стрелковая дивизия. Командовал ею уроженец деревни Комарово современного Брейтовского района Ярославской области генерал-майор Николай Калинин. По его словам, долгожданное событие имело место 17 августа.

Накануне 558-й стрелковый полк под прикрытием темноты сначала подошел к шоссе, тянувшемуся вдоль восточного берега Шешупе. В журнале боевых действий отмечено, что немцы с величайшим упорством бились на подступах к фатерлянду, организовав защитный рубеж, насыщенный множеством окопов-ячеек и усиленный самоходными орудиями и танками.

Положение осложнялось еще и тем, что соседи - 491-й и 631-й стрелковые полки приотстали. Воспользовавшись этим, в 5 утра немцы пошли в контратаку: на левый фланг 558-го полка обрушилось, как утверждается в боевых донесениях, примерно 100 танков. Практически одновременно до двух батальонов их пехоты, поддерживаемые самоходками и бронетранспортерами, нанесли удар по позициям 631-го полка. Из-за реки открыла огонь тяжелая артиллерия.

«На участке 558-го стрелкового полка сложилась своеобразная ситуация, - вспоминал потом комдив Калинин. - Стрелковые батальоны, отразив натиск гитлеровцев с фронта, погнали их к границе. В то же время 36 фашистских танков прорвалось в тыл полка, угрожая огневым позициям артиллерии. Без пехоты они были не так опасны, и я приказал вырвавшимся вперед подразделениям продолжать движение на запад, а ликвидацию пробившихся через передний край неприятельских машин возложить на артиллеристов и тыловые подразделения».

В этом бою геройски погиб командир батареи полковых 76-мм пушек старший лейтенант Иван Чумахин.

«Теперь можно и в госпиталь»

В 11.00 наши части провели короткую артподготовку и перешли уже в общее наступление. Однако немцы, надо отдать им должное, сумели перегруппироваться и где-то метров за 400 до границы снова контратаковали. На западной окраине литовской деревушки Войтишки противоборствующие стороны сошлись в рукопашной.

Действуя гранатами, штыками и прикладами, бойцы 1-го батальона старшего лейтенанта Григория Галутвы уничтожили до 300 вражеских солдат и офицеров, подбив 2 «Штуга» и 4 танка. Остатки немецкого подразделения сбросили в реку и ровно в 12.05 вышли к линии государственной границы СССР. Помимо комбата Калинин упоминает командира одного из взводов - младшего лейтенант Гавриловича, командира отделения Карпова, рядовых Абабина, Марченко, Демьянова, Горшкова, Титова, Сысоева, которые первыми восстановили рубежи Родины на данном участке.

С другого берега Шешупе по наступающим стреляли из пушек, минометов, ружей, пулеметов - в общем, из всего чего только можно. Наш батальон был вынужден залечь и начать окапываться. Но осознание того, что война на своей территории уже закончилась, переполняло всех эмоциями.

«Несмотря на сильный огонь из-за Шешупе, радостно возбужденные бойцы обнимались и целовались, - подтверждает генерал Калинин. - На месте пограничных знаков установили красные флаги. Запомнился такой эпизод. Сержант Рзаев был ранен в ногу буквально за несколько десятков метров до границы. Санитары подхватили его, чтобы унести в тыл. Но Рзаев отстранил их и пополз к заветному рубежу. Лишь окропив его собственной кровью, он успокоился. «Теперь можно и в госпиталь», - прошептал он».

Высота лейтенанта Серова

Немедленно проявились и другие особенности национального характера: едва выбившим в результате тяжелейшего боя врага со своей земли советским солдатам уже не терпелось перенести военные действия на территорию ненавистного захватчика. Каждый до того хотел первым вступить в пределы фашистской Германии, что не пугал даже непрекращавшийся обстрел из-за реки.

Согласно одной из версий счастливцем оказался командир стрелкового взвода также вышедшего к Шешупе 491-го полка Николай Серов. Младший лейтенант вместе с пятью бойцами связал из бревен небольшой плот. На нем они и переправились на западный берег, сумев занять тактически важную высоту. От такой наглости немцы пришли в исступление и, горя желанием выбить «иванов» обратно, предприняли пять атак кряду, но безуспешно.

За свой подвиг Николай Озеров удостоился звания Героя Советского Союза, получив его посмертно.

За свой подвиг Николай Озеров удостоился звания Героя Советского Союза, получив его посмертно.

Фото: архив Минобороны РФ.

За свой подвиг младший лейтенант удостоился звания Героя Советского Союза, получив его посмертно: 5 сентября в очередном бою офицер был тяжело ранен и через несколько часов скончался в полевом госпитале. Похоронили Николая Серова сначала неподалеку, у местечка Лобержупе. Позднее прах перенесли в городок Кудиркос-Науместис, на военное кладбище, где, по официальным данным, похоронено 2520 военнослужащих РККА, из которых известны имена только 1442.

«Красное знамя» рядового Чубука

Впрочем, помня, что первым к Шешупе вышел все-таки 558-й полк, стоит принять во внимание запись в его журнале боевых действий, которая гласит, что первыми к урезу воды добрались «сержант Бакров С. Е., рядовые Чубук и Колотухин А. Ф.». Рядовой Чубук взял в руку штурмовой флаг и прямо в одежде бросился в реку, переплыл ее, водрузил красное полотнище «на западном берегу» (конкретный объект не указан) и возвратился на восточный берег. Все это время Бакров и Колотухин прикрывали товарища огнем из своих автоматов.

В представлении на красноармейца Василия Чубука указано даже точное время его подвига – 18.00. По мнению командира полка, его солдат был достоин «Золотой Звезды», однако начальство ограничилось орденом Красного знамени. Кроме него Василий вернулся домой с медалью «За отвагу» и орденом Славы III степени.

Плацдарм сержанта Коробова

Наконец, командир 159-й дивизии Николай Калинин рассказывает о помощнике командира взвода отдельной учебной роты, действовавшей в районе села Рудзе современного Шакяйского района Литвы:

«Под прикрытием артиллерии курсанты учебной роты начали преодолевать бурную реку. Горстка храбрецов захватила узкую прибрежную полоску. Командовал ими сержант Коробов. Фашисты четыре раза пытались сбросить их в воду. Но не смогли этого сделать. К вечеру за Шешупе реяло уже несколько советских флагов».

В наградном листе на имя Михаила Коробова значится, что он «…в ночь с 16 на 17 августа, выполняя боевую задачу, возглавлял группу бойцов, маневрируя огнем, подошел вплотную к группе немцев и решительным броском выбил их с занимаемого рубежа, уничтожив при этом до 40 и улучшив наши позиции. 17 августа товарищ Коробов первым вышел на государственную границу, потом броском форсировал под огнем противника реку Шешупе, закрепился на другом берегу, вел наблюдение и разведку, передавая ценные данные о противнике и корректируя огонь нашей артиллерии».

Михаил Коробов также стал Героем Советского Союза.

Михаил Коробов также стал Героем Советского Союза.

Фото: russiainphoto.ru

Михаил Коробов также стал Героем Советского Союза, но в отличие от Николая Серова сержант выжил на той войне, хотя в октябре того же 1944-го также получил тяжелое ранение. Победу он встретил в госпитале, а в декабре 1945 года был демобилизован. В гражданской жизни Михаил Николаевич успешно реализовал себя как ученый-геолог.

Вместо послесловия

При всей идеологической подоплеке данного события в конце концов не так уж важно, кто именно из советских воинов первым вступил на германскую землю. Но знаете, что объединяет всех трех героев, о которых рассказывается в этом газетном материале? Каждому из них на момент совершения подвига было по 20 лет…