Премия Рунета-2020
Калининград
+2°
Boom metrics
Общество3 октября 2022 17:29

Неизвестная война: Как разведчики в атаку за языком ходили

В январе 1945 года под городом Мемелем советские бойцы провели дерзкую операцию по захвату контрольного пленного
Тщательная подготовка разведгруппы позволила выполнить поставленную задачу.

Тщательная подготовка разведгруппы позволила выполнить поставленную задачу.

Фото: архив Минобороны РФ.

К Мемелю (который ныне владеющие им литовцы называют Клайпедой) Красная армия вышла еще в ходе наступательной операции, проводившейся с 5 по 22 октября 1944 года. Но в силу того, что имелись более насущные задачи, штурмовать город тогда не стали, ограничившись блокадой с суши. Однако в преддверии Восточно-Прусской операции советское командование, преследуя цель не допустить переброску войск немецкого гарнизона (численностью в 2 дивизии – серьезная сила) на юг, решило, что необходимо брать столицу «Мемельланда».

Объект для нападения

Естественно, готовясь к наступлению, в соединениях и частях 1-го Прибалтийского фронта стремились получить как можно больше информации о состоянии обороны противника. Командир 32-й стрелковой дивизии 19-го стрелкового корпуса 4-й ударной армии полковник Яков Вербов также требовал сведений от своих разведчиков, однако немцы были настороже, и до поры все попытки взять языка заканчивались безуспешно. Наконец командир 12-й отдельной разведывательной роты лейтенант Сергей Родионов решил попытать удачи в районе Лайстен, где, по имеющимся данным, сидел в окопах 468-й охранный батальон вермахта.

Если судить по большинству кинофильмов о Великой Отечественной войне, типичные действия разведчиков сводятся к незаметному переходу линии фронта, ожиданию в засаде, мгновенному захвату зазевавшегося вражеского солдата (а еще лучше – офицера) и последующей доставке в штаб связанного пленника с кляпом во рту. В реальности же самым распространенным способом захватить контрольного пленного был поиск, когда разведывательная группа на том или ином участке фронта с боем врывалась в расположение противника. Именно так решили действовать и теперь, выбрав объектом для нападения одноамбразурный дзот с ручным пулеметом, располагавшийся метрах в 10 за первой немецкой траншеей.

Дело предстояло трудное, поскольку фрицы тоже воевали не первый год и постарались обезопаситься, растянув перед своими позициями спираль Бруно, а за ней два ряда колючей проволоки на кольях, да еще и заминировав подступы к заграждениям. Плюс разведчикам было необходимо преодолеть 400-500 метров нейтральной полосы по совершенно открытому и ровному пространству.

Созданную разведгруппу из 16 человек возглавлял младший лейтенант Василий Дроняев, опытный фронтовик, воевавший с июля 1941-го.

Василий Дроняев удостоился ордена Красного Знамени.

Василий Дроняев удостоился ордена Красного Знамени.

Фото: архив Минобороны РФ.

Вооружение бойцов составляли автоматы, пистолеты, ножи и саперные ножницы. Кроме того, каждый брал с собой по 3-4 гранаты. Как обычно в таких случаях, разделились на три подгруппы: одна непосредственно производила захват, другая в это время прикрывала товарищей огнем, третья обеспечивала отход всего подразделения к своим.

Тяжело в ученье…

Но прежде чем приступить к операции, 10 ночей подряд тренировались на созданном в тылу дивизии полигоне, в точности воспроизводившем участок местности, где предстояло вести поиск. Каждый из разведчиков точно знал, как именно ему нужно будет действовать, на учениях последовательно воспроизводилось все, что придется проделать в бою. Сначала группа занимала исходное положение для атаки, затем саперы из подгруппы обеспечения снимали мины и проделывали проходы в проволочных заграждениях, после чего в эти коридоры бросались подгруппы захвата и прикрытия. Первая устремлялась к дзоту за языком, вторая распространялась по траншеям в стороны, чтобы не допустить подхода подкреплений противника. В этом разведчикам должны были помогать артиллеристы: рота 82-мм и батарея 120-мм минометов, которые своим огнем окаймляли участок поиска.

Пока шла подготовка на полигоне, другие бойцы разведроты вели круглосуточное наблюдение за немецким дзотом. По ночам подползали вплотную к переднему краю противника, выясняя и уточняя его систему огня, режим повседневной жизни, наиболее надежные и безопасные пути к объекту нападения. Было установлено, что после наступления темноты немцы часа полтора-два готовили пулеметы к ночной стрельбе, подносили в блиндажи дрова и термосы с пищей. Бдительность фрицев заметно снижалась, они даже не пускали осветительные ракеты. Именно этот момент и решили использовать для нападения.

Возник было соблазн воспользоваться находившимся на «нейтралке» пустующим домом в полусотне метров от пресловутого дзота. Установив, что немцы иногда выдвигают туда расчет станкового MG-42, разведчики несколько ночей караулили в здании, рассчитывая пленить вражеских пулеметчиков, но те так и не появились. Тогда ночью накануне поиска в дом провели телефонную линию, чтобы наблюдатель мог лучше корректировать огонь нашей артиллерии. Саперы проделали (но не до конца) проходы в минном поле и колючей проволоке, после чего тщательно замаскировали их и отошли в «заброшку». Оттуда наступившим днем удалось разглядеть в 70-80 метрах за дзотом два жилых блиндажа, также обнесенных проволокой, к которой были подвешены консервные банки и прочие предметы для шумовой сигнализации.

Русские своих не бросают

В ночь с 10 на 11 января три сапера разведгруппы завершили проделывание проходов и обозначили их. Действиями смельчаков руководил младший сержант Михаил Николаев, который собственноручно снял почти четыре десятка мин.

Как только все было готово, в немецкую траншею стремительным броском ворвались группы захвата и прикрытия. Семеро разведчиков во главе с офицером, как и было задумано, ринулись к дзоту и у входа в него наткнулись на двух немцев, копошившихся с пулеметом. Солдата убили, а унтер-офицера оглушили. Однако тут же пришлось схватиться врукопашную с «камрадами» пленного, спешившими ему на выручку. В этом бою старший сержант Степан Лаврущенко сразил немецкого гауптмана, но не обошлось без потерь и с нашей стороны - пал смертью храбрых рядовой Григорий Шевелев. Передав связанного унтера трем подчиненным, младший лейтенант Дроняев с ефрейтором Василием Баженовым и старшим сержантом Лаврущенко подхватили мертвого и понесли к своим окопам.

Столь же решительно действовали пятеро бойцов из подгруппы прикрытия. Сержант Иван Гришин встал над дверью одного из жилых блиндажей и в упор расстрелял семь немцев, которые при звуках боя начали выскакивать наружу. Напоследок забросав оба блиндажа гранатами, разведчики также стали быстро отходить. Старший сержант Виктор Жук длинной очередью из автомата срезал нескольких попытавшихся начать преследование солдат противника, остальные метнулись обратно в траншею. Минометчики открыли по вражеским позициям заградительный огонь. В итоге разведгруппа благополучно вернулась в расположение дивизии, в ходе поиска уничтожив 18 гитлеровцев, доставив языка и не оставив врагу погибшего товарища.

О том, насколько ценными оказались сведения, полученные от пленного, можно судить по дождю наград, обрушившемуся на разведчиков. Младший лейтенант Дроняев, старший сержант Лаврущенко и младший сержант Николаев удостоились орденов Красного Знамени. Сержант Сорокин и рядовой Шевелев (посмертно) получили ордена Великой Отечественной войны I степени, а ефрейтор Баженов, сержанты Гришин и Жук - ордена Великой Отечественной войны II степени. Таким же наградили лейтенанта Родионова - за умелую подготовку и руководство поиском.

Старший сержант Лаврущенко через 17 дней погиб в боях за Мемель. Все остальные участники дерзкой операции, насколько известно, вернулись с войны живыми.