Премия Рунета-2020
Калининград
+13°
Boom metrics
Общество8 апреля 2023 22:00

Как «пролетарская» дивизия штурмовала столицу Восточной Пруссии

Преодолевая ожесточенное сопротивление врага, гвардейцы генерала Павла Толстикова прошли от окраины до центра города
Советское подразделение в уличном бою в Кенигсберге.

Советское подразделение в уличном бою в Кенигсберге.

Фото: Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи

Разведка боем

Как известно, в штурме Кенигсберга самое активное участие принимало одно из элитных соединений РККА - 1-я гвардейская Пролетарская Московско-Минская стрелковая дивизия 16-го гвардейского стрелкового корпуса 11-й гвардейской армии 3-го Белорусского фронта. Исходные рубежи гвардейцы заняли еще в ночь на 5 апреля. Артиллерии в полосе прорыва было предостаточно - 644 орудия и миномета, на километр фронта приходилось 214 стволов. А вот пехоты не хватало: ни одна из дивизий корпуса не располагала более чем 4 тысячами штыков при штатной численности в 11,5 тысячи. В батальонах вместо положенных трех имелось лишь по две стрелковые роты, каждая из которых насчитывала лишь 60-65 человек – втрое меньше необходимого. Поэтому в предстоящем наступлении приходилось особенно полагаться на поддержку танков и орудий сопровождения.

В ночь, предшествовавшую штурму, произвели разведку боем: после короткого огневого налета разведрота атаковала передний край противника, была встречена сильным пулеметным и автоматным огнем, но сумела выбить немцев из передовой траншеи, заставив укрыться в бетонном бункере. Введенный в прорыв батальон частью сил блокировал бункер, а одна его рота развернулась севернее, готовясь отражать неизбежные контратаки. Их последовало три, одна за другой, но все оказались безуспешными. К 4 часам утра саперы заложили у задней стенки бункера 250 килограммов тола и произвели подрыв. Через образовавшийся пролом пехотинцы проникли внутрь оборонительного сооружения и уничтожили остатки немецкого гарнизона. В результате ночного боя также было захвачено 60 пленных.

На берегах ручья Беек

В 9 утра 6 апреля после трехчасовой артподготовки начался общий штурм города. Взяв ближайшие траншеи с ходу, 167-й и 169-й полки дивизии устремились к поселку Кляйн Понарт, но уперлись в болото и были обстреляны из пулеметов, располагавшихся в окрестных домах. Тогда поселок накрыли сосредоточенным огнем сразу три наших артполка, заставив немецких пулеметчиков уйти в укрытия. Полки возобновили атаку, но вскоре вновь были остановлены на левом фланге, где обнаружился большой дот. Роте капитана Ивана Разумова удалось обойти его с флангов, после чего под угрозой неминуемого уничтожения 17 вражеских солдат с двумя станковыми пулеметами сдались в плен. Где-то к часу дня Кляйн Понарт был полностью очищен от гитлеровцев, и бой завязался уже за юго-восточную окраину «большого» Понарта.

Особенно отличилась в этот день рота старшего лейтенанта Спиридона Ильина из 167-го полка. Его гвардейцы сначала блокировали и взорвали крупный немецкий дот, потом первыми ворвались в Кляйн Понарт, где забросали гранатами два пулеметных гнезда и орудие, которое фрицы попытались выкатить на прямую наводку, и принялись выбивать противника из приспособленных к обороне домов. «Ильинцев» командование полка ставило в пример другим подразделениям.

К исходу дня дивизии удалось вклиниться во вражескую оборону на 3 километра и выйти к ручью Беек (теперь – Товарный) северо-восточнее Понарта. А наступившей ночью 171-й полк овладел ближайшим железнодорожным мостом.

Схватка за насыпь

Утром 7 апреля вновь последовала 30-минутная артподготовка, дополненная бомбовыми ударами нашей авиации. Дивизии предстояло форсировать неширокий, но довольно глубокий Беек, за которым виднелась разветвленная сеть железнодорожных путей и Главный вокзал Кенигсберга (сегодня это Южный вокзал). Под прикрытием артиллерии и дымзавесы пехота переправилась на правый берег ручья. И почти сразу уперлась в шестиметровой высоты насыпь с крутыми склонами, перед которыми проходил широкий и глубокий ров, заполненный водой, а поверху была отрыта траншея полного профиля, из которой били пулеметы. С оборудованных площадок пулеметчиков поддерживали орудия прямой наводки. Как выяснилось позже, ночью немцы выдвинули сюда полицейский полк, усиленный двумя батальонами ополчения.

Поскольку наши танки, самоходки и штурмовые орудия не могли подойти вплотную к насыпи, вся тяжесть борьбы за нее легла на пехоту. С большими потерями (особенно в офицерском составе) эту позицию удалось взять только к вечеру. На плечах отступавших полицейских и фольксштурмистов гвардейцы ворвались в трамвайное депо, захватили близлежащий завод и очистили несколько городских кварталов.

13 первых

Бои за Главный вокзал передовые подразделения дивизии начали еще ночью, а утром 8 апреля накал схватки достиг апогея. Согласно донесениям первыми в Hauptbahnhof Königsberg ворвались 13 бойцов батальона капитана Николая Яковлева из 169-го полка. Эта небольшая группа сумела уничтожить 60 немецких солдат и офицеров, пленив еще полторы сотни. К слову, в районе вокзала советские бойцы также освободили свыше 2 тысяч советских граждан, содержавшихся в трудовом лагере, и взяли склады с продовольствием и вещевым имуществом.

«С другой стороны вокзал атаковали бойцы капитана Полийчука, - пишет в своей книге «Гвардейцы-москвичи» генерал-лейтенант Павел Кузнецов. - Совместными действиями подразделений двух полков немцы были выбиты из всех станционных зданий. На северной стороне привокзальной площади за каменными стенами домов <…> засели фашисты. Через час саперы подорвали мешавшие обстрелу деревья, а орудия, выделенные для ведения огня прямой наводкой, открыли огонь по окнам, амбразурам и бойницам зданий. Штурмовые группы устремились в атаку. Поздно вечером полки Московской дивизии закончили разгром врага в городских кварталах и вышли к южному берегу реки Прегель».

«Переправа, переправа…»

В предрассветных сумерках 9 апреля гвардейцы приступили к форсированию Старого Прегеля чуть южнее Главного почтамта Кенигсберга (сейчас на этом месте стоит торговый центр «Плаза»). Переправляться пришлось под ураганным огнем противника. Задача осложнялась еще и тем, что приданные дивизии переправочные средства не успели доставить в нужный район – в наличии оказалось всего три надувные лодки. Поэтому пришлось пользоваться подручными средствами: сколоченными из бревен плотами, просто отдельными досками и бочками - короче, всем, что могло держаться на воде. Тем не менее к полудню основные силы дивизии сосредоточились на острове Кнайпхоф (ныне – остров Канта), всего через час форсировали Новый Прегель и приступили к штурму Главпочтамта и Кенигсбергского замка.

«В замок штурмовые отряды проникали через проломы в стенах, а в Главный почтамт - через чердачные помещения, - рассказывает генерал Кузнецов. - Оборонявший Королевский замок офицерский батальон был разгромлен. Вместе с остатками своей 69-й пехотной дивизии сложил перед москвичами оружие и полковник Фолькер Каспар, которому гитлеровское командование поручило оборону центра города и Королевского замка».

СПРАВКА «КП»

В боях за Кенигсберг 1-я гвардейская Московско-Минская стрелковая дивизия взяла в плен 13 856 гитлеровских солдат и офицеров, захватила 105 артиллерийских орудий, 47 минометов, 243 пулемета, 67 танков и самоходных орудий, 12 бронетранспортеров, 320 автомашин и другую боевую технику врага. Больше тысячи отличившихся гвардейцев получили ордена и медали, кроме того, все бойцы были награждены медалью «За взятие Кенигсберга». А 28 мая 1945 года «за героизм и мужество, проявленные при штурме города-крепости» соединение удостоилось ордена Кутузова I степени.

После войны 1-я гвардейская дивизия обосновалась в казармах на улице, которая теперь носит имя подполковника Емельянова. В 2002 году была преобразована в 7-ю отдельную гвардейскую мотострелковую бригаду, а еще 6 лет спустя – в 7-й отдельный гвардейский мотострелковый полк береговых войск Балтфлота.