Премия Рунета-2020
Калининград
+13°
Boom metrics
Звезды11 июля 2023 18:04

Немецкий иронический гений

Народный Литературный театр завершил сезон постановкой по рассказу Генриха Бёлля
Игорь Самарин
Спектаклем по рассказу Генриха Бёлля «народники» завершили свой 50-й (!) сезон.

Спектаклем по рассказу Генриха Бёлля «народники» завершили свой 50-й (!) сезон.

Фото: Игорь Самарин

Чем еще хорош Литературный театр, так это тем, что помимо признанных шедевров отечественной и зарубежной беллетристики регулярно популяризирует и ее сравнительно малоизвестные произведения. К числу таковых вполне можно отнести и рассказ Генриха Бёлля, которым «народники» завершили свой 50-й (!) сезон. Этот автор ведь только у послевоенного поколения наших соотечественников был самым популярным из западногерманских писателей. А с 1973-го его произведения запретили к публикации в СССР. И хотя о том запрете сегодня, конечно, не вспоминают, теперь уже российский читатель знаком с творчеством Бёлля в куда меньшей степени, чем был знаком читатель советский.

Между тем произведение, ставшее основой для театральной постановки, само по себе довольно любопытно - впрочем, как и творчество Бёлля в целом. Литературоведы куда чаще упоминают о «сумрачном немецком гении», нежели о гении ироническом. Что вполне объяснимо: немецкий юмор традиционно считается несколько тяжеловесным, и эта характеристика автоматически переносится на немецкую иронию. Оно, может, и справедливо, но, в конце концов, нет же правил без исключения!

Используя понятные современному, искушенному больше в кинематографе, нежели в театре, зрителю аналогии, рассказ «Не только под Рождество» - это нечто среднее между американской комедией «День сурка» и немецким трагифарсом «Гуд бай, Ленин!». Своего рода синтез осточертевшего вечного праздника с заведомо обреченной на итоговый провал попыткой законсервировать «доброе старое время». И коли у кого-то есть охота непременно искать актуальную подоплеку, то и в таком случае выбор автора инсценировки и режиссера Ольги Смирновой следует признать верным.

Ну а если уж речь зашла – путь даже косвенно – о стремлении соблюдать определенные традиции и фундаментальные установки, констатируем: Литературный от канонов, заложенных его отцом-основателем Альбертом Михайловым, не отходит. Тут вам и привычные эксперименты с реквизитом – на сей раз в виде рождественской елки (а наряду с ней – любопытное «прочтение» самой известной картины Эдварда Мунка с зеркалом на обороте), и ввод дополнительных персонажей в лице «оживленных» елочных ангела с гномами. Последних, правда, оказалось всего трое, но это наверняка только потому, что дюжина, как в тексте оригинала, на импровизированной сцене попросту не уместилась бы.

К слову, нормальной площадки у Литтеатра как не было, так и нет, поэтому спектакль в условиях тесного репетиционного зальчика душным летним вечером оказался немалым испытанием как для актеров, так и для публики. Хотя, с другой стороны, исполнение песенки Oh Tannenbaum и одновременные попытки унять струящийся с лица пот, наверное, даже как-то помогли исполнителям лучше вжиться в образы своих героев, а зрителям – полнее ощутить атмосферу повествования Генриха Бёлля.