Премия Рунета-2020
Калининград
+7°
Boom metrics
Звезды31 января 2024 14:35

Художник Олег Яхнин: Мы купили в Озерске дом не только для того, чтобы открыть музей

Известный петербургский график всерьез планирует развивать изобразительное искусство в Калининградской области
Олег Яхнин проиллюстрировал более 60 книг.

Олег Яхнин проиллюстрировал более 60 книг.

Фото: Александр КАТЕРУША

Олег Яхнин стал гостем и участником ежегодного фестиваля «Гофман - наш современник», который открылся в Музее изобразительных искусств. Это ретроспектива истории иллюстрирования Гофмана в России и Европе с 1840-х по 2000-е годы. Мероприятие приурочено ко дню рождения нашего знаменитого сказочника.

Мы встретились с Олегом Юрьевичем и поговорили с ним о прошлом и настоящем, роли государства в жизни искусства и о том, почему в Китае самые лучшие художники в мире.

О Гофмане

- Как в вашу жизнь пришел кенигсбергский сказочник Гофман?

- Как-то в 1979 году я приехал в Дом творчества в Челюскинское под Москвой, и у меня была возможность выбрать свободную тему. Я стал делать Гофмана! Заполнял им все свободное время. Работал с удовольствием. Гофман меня интересовал с самого детства. У отца было много книг, я читал, в том числе и Гофмана. Всегда мечтал сделать иллюстрации именно к «Крошке Цахесу».

В Доме творчества я тогда выполнил 8 листов. Они, конечно же, сразу стали от меня утекать: то музей приобретет, то в частную коллекцию купят, то еще куда-то. Это были офорты, печатная графика. Цинковые доски в связи с переездами из мастерской в мастерскую потом были потеряны. То, что тогда было напечатано, то и сохранилось. Когда сейчас зашла речь о выставке в Калининграде, родилась идея выставить именно эти работы. Они уже раритетные, их осталось всего три. Я их отдал Калининградскому музею изобразительных искусств. Мне, конечно, жалко (смеется). Но лучше им в музее. Мои работы есть примерно в 80 музеях России. И в Египте есть, и в Киргизии, и в Америке.

- Вы с такой ностальгией сказали про работу в подмосковном Доме творчества. Если сравнивать с нынешним временем, когда лучше было художнику?

- Тогда это было счастье. Страна была другая, условия другие. Существовала большая система Союза художников с сетью домов творчества, куда ехали художники со всей страны. Они там жили, их кормили, все мастерские были доступны. А сейчас за все приходится платить. Но это-то ладно. Главное – было свободное общение, все условия.

Одна из работ, которую теперь можно увидеть в музее в Калининграде.

Одна из работ, которую теперь можно увидеть в музее в Калининграде.

Фото: Предоставлено музеем

Государство сегодня не занимается искусством почти. А тогда занималось, и для государства это было престижно. Изобразительное искусство занимало значимое место в составе идеологии. Власть хотела, чтобы качество искусства в стране было на высоте. Оно и было высокое! Сейчас тоже, конечно, есть классные художники, которые подчас работают вопреки условиям всяким. Но сейчас труднее, ведь нет рынка. Художник за все платит: рамы, стекла, краски. За выставки платит! А кто покупает художника? Раньше покупало государство, а сейчас нет. Коллекционеры не всегда обладают знаниями, ориентируются на личный вкус. Хорошо, если он есть.

В 1990-е страну разрушили, поменяли. Сейчас соберут ли все те качества, которые были в Советском Союзе? Многие ностальгируют, хотя в то время не жили. Деньги сегодня – главное. А для искусства это не очень правильно. Раньше все решали не деньги, а таланты. Да, не всегда, да, не только. Но все же. И сейчас все больше начинают об этом говорить.

Китайский секрет

- На какие примеры сегодня стоит ориентироваться?

- Теперь наши художники все чаще стали ездить в Китай, и мы видим там, как искусство поддерживается, как оно любимо. Лучшие художники мира сегодня - чаще всего китайцы. И мы могли бы быть такими, мы верим, что должна ситуация улучшаться, что настанет более благоприятное время. Искусство – это дух человеческий. В Китае большие музеи. Кстати, все бесплатные. И получается, что китайцы впереди всех и в своем традиционном искусстве, и в европейской масляной живописи. Она же привита им не так давно, в 1950-е годы наши же педагоги и прививали, или китайцы учились в Советском Союзе.

- Тогда Китай и совершил мощный рывок?

- Они его сделали позже. В середине 1980-х годов началось все у них. Когда я был в Китае в 1996 году со своей собственной выставкой графики, я почувствовал эти перспективы. Хотя у них как-то еще не была развита печатная графика, только начинали интересоваться. А когда я приехал 20 лет спустя, удивился. У них печатные мастерские сейчас чуть ли не лучшие в мире, к ним большие художники едут работать со всех уголков планеты.

- В чем же секрет Китая?

- Они говорят: «Мы рождаемся с кисточкой в руках». Но это традиция изображения. Главное – у них созданы мощнейшие академии художеств в каждом крупном городе. Это система. У меня одна ученица там учится. И к русским у них хорошее отношение, с пиететом. Они очень любят русское искусство. Вон у нас сколько туристов из Китая.

- Они ходят в музеи и галереи. Потому что привыкли и им нравится.

- Вот именно. Это часть их повседневной культуры, им это необходимо.

- Нашим людям этого не хватает?

- Трудно за всех людей сказать… Но традиции немножечко нарушены, мягко говоря. Есть сожаление, что у нас изобразительное искусство недооценивают. Я считаю, что главное для художника – имя. У нас имя довольно часто обозначается званиями. Во многих странах такого нет.

Вместо магазина – арт-резиденция

- Какие задачи вы сейчас перед собой ставите?

- Много работаю с книжной графикой. Только что вышла объемная книга – иллюстрации к древнеримскому поэту Катуллу. Он впервые мною проиллюстрирован по-настоящему, это 90 больших работ.

Издал несколько детских книг. Есть заказ на «Мастера и Маргариту». Есть и выставочные задачи.

Гофман уже стоит на станках, почти готов. Это совсем новые вещи. Мой второй подход к Гофману. Так получилось, что мы стали близки к Калининградской области, нам интересны гофмановские места. Мы с женой Катей приобрели в Озерске дом и стали делать мастерскую-музей, Дом творчества для художников.

- Почему именно Калининградская область?

- Нечаянно совершенно. У нас был музей в Питере на арендованных началах. Но арендовать – это всегда непросто, и в пандемию мы закрылись. А потом случайно в интернете увидели Озерск – красивый и старинный город. Мы там еще ни разу к тому моменту и не были. Продавалось помещение бывшего магазина с большими окнами. Это довоенное здание, бывший жилой дом, памятник архитектуры муниципального значения. Мы поехали и купили. Потом стали в этом же доме выкупать помещения и для жилья, и для мастерской. Все, что зарабатывали, все туда и вкладывали. Пока делаем там ремонт, но этим летом, может быть, уже завершим.

- Серьезно вложились?

- А мы все серьезно делаем. Серьезно картины пишем и делать арт-резиденцию хотим по-настоящему. Чтобы развивать искусство в регионе. Вкладываем только свои деньги. Мы хотим сюда печатные станки перевезти, чтобы мастерская работала. Все это для популяризации изобразительного искусства и конкретно печатной графики, насколько это в наших силах. Для небольшого Озерска это будет интересно, для области будет интересно. Это привычка – создавать события для художников и зрителей.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Олег Юрьевич Яхнин

Заслуженный художник РФ

78 лет

Родился в городе Лесозаводске Приморского края.

Окончил Владивостокское художественное училище и Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина (Ленинград).

С 1972-го по 2020 год принимал участие в 687 выставках в России и за рубежом.

Художник проиллюстрировал более 60 книг, среди которых произведения Чуковского, Линдгрен, Семеновой, Грейвза, Горенштейна. Его иллюстрации к «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина, «Крошке Цахесу» Гофмана, «Войне с Ганнибалом» Тита Ливия, рассказам Чехова стали классикой книжной графики.

Произведения Яхнина находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, ГМИИ им. А. С. Пушкина, Эрмитаже, Российской национальной библиотеке, в национальных музеях и библиотеках Германии, Великобритании, Египта, Киргизии, Китая, США, Нидерландов.