Премия Рунета-2020
Калининград
+16°
Boom metrics
Общество5 июня 2024 14:19

Что мешает взлететь БПЛА калининградской сборки

Инициаторы высокотехнологичного производства для нужд вооруженных сил надеются на поддержку общества и государства
Матвей и Максим уже вполне освоили сборочный процесс.

Матвей и Максим уже вполне освоили сборочный процесс.

Фото: Игорь ОРЕХОВ. Перейти в Фотобанк КП

«Листва» от волонтеров

Надо отдать должное калининградцам. После 24 февраля 2022 года многие из них достаточно быстро поняли, что поддержка специальной военной операции РФ на Украине – это не только символ Z на фасадах зданий и окнах автомобилей. Как результат: по данным волонтерского движения «Калининград, мы вместе», на сегодняшний день силами общественников производится более 60 изделий военного предназначения, начиная от медицинских носилок и маскировочных костюмов до перископов и саперного инвентаря вроде щупов и крюков-кошек.

Не отстает и Русская православная церковь. Например, прихожане храма Святой Равноапостольной Княгини Ольги в поселке Прибрежном под руководством настоятеля, протоиерея Олега Королева, плетут маскировочные сети, осваивая все новые и новые техники этого не такого уж простого, как это может показаться со стороны, дела. Не отстают от них верующие и в других приходах.

Впрочем, не только верующие. Существует целое волонтерское движение «Листва прикроет ZVO», участники которого трудятся в 30 мастерских в 16 городах и поселках Калининградской области. За год они сплели и отправили на фронт 31 тысячу квадратных метров маскировочных сетей.

Но при всей безусловной полезности и нужности подобных производств говорить о них как о высокотехнологичных все-таки не приходится. Поэтому инициатива директора Балтийского информационного техникума Вячеслава Сергеева обращает на себя особое внимание. Ведь в этом случае речь идет еще и о самом перспективном направлении в боевых действиях нового типа, которые сегодня ведутся армией России, – беспилотных технологиях.

Тамбовский дрон нам всем товарищ

- Все началось с того, что на одном из телеканалов я увидел сюжет о Тамбовском хлебозаводе, персонал которого наряду с выпуском профильной продукции освоил производство дронов, - рассказывает Вячеслав Владимирович. – Меня это настолько зацепило, что в тот же день я раздобыл телефон директора предприятия, связался с ним и подробно обо всем расспросил.

Перечень необходимого для сборки легких БПЛА оборудования из Тамбова прислали быстро. Найти и заказать необходимые товары в интернете также много времени не заняло. А вот через несколько границ в российский эксклав заказы шли довольно долго. Но главное, что в итоге все же благополучно были доставлены. Теперь пришел черед осваивать собственно производственный цикл.

- Предложили поучаствовать студентам, откликнулось с десяток человек, - продолжает Сергеев. – Поскольку дело это было для нас совершенно новое, пришлось действовать методом проб и ошибок. Немало чего пожгли, пришлось докупать, несмотря на дополнительные затраты.

По ходу нашего разговора в сборочную лабораторию заглянули двое студентов из числа упомянутых сборщиков. Матвей и Максим неуверенно переглядываются после вопроса о возможных патриотических побуждениях. Главным стимулом для них пока является сугубо технический интерес.

- Есть возможность для саморазвития, можно приобрести очень хороший опыт в профессии, - поясняют ребята.

Что ж, возможно, со временем появятся и другие причины участвовать в сборочном процессе…

От разведчика до камикадзе

Первый дрон в стенах БИТ наконец собрали в ноябре прошлого года. Калининградская «Комсомолка» писала о том, что дебютный БПЛА made in Kaliningrad был отправлен для обкатки в реальных боевых условиях на Украину. В общей же сложности тогда удалось собрать пять беспилотников.

Безымянный (пока) квадрокоптер от БИТа изначально мог поднимать груз весом не более 300-400 граммов, больше не позволяли слабые двигатели. По этой же причине и скорость полета оставляла желать лучшего. Тем не менее, будучи оснащен видеокамерой, такой беспилотник вполне мог выполнять разведывательные функции.

Ну а когда движки поменяли на более мощные, грузоподъемность беспилотника возросла до 2-3 килограммов. То есть появилась возможность оборудовать его системой сброса боеприпасов и получить ударный вариант. Или переделать в дрон-камикадзе. И та, и другая версия сполна доказали свою эффективность по ходу боевых действий и фактически стали если не главной, то самой массовой ударной силой СВО. Такие применяются сегодня по всей линии боевого соприкосновения, без преувеличения, тысячами ежедневно.

- В последнем варианте наш дрон способен выполнять еще и функцию ретранслятора, повышая уровень защищенности своих БПЛА от воздействия вражеских средств радиоэлектронной борьбы, - бывший подполковник Сергеев, когда-то специализировавшийся именно на РЭБ, знает, о чем говорит. – Это самый простой из доступных нам способов. Потребность в такого рода беспилотниках большая, это мне подтвердили представители воинских частей, бойцы которых периодически отправляются на СВО. Они с удовольствием взяли бы с собой наши дроны, но…

В поисках поддержки

К сожалению, в БИТе были вынуждены остановиться на первой собранной партии дронов, когда сумма затрат на закупку деталей и организацию сборочного процесса приблизилась к миллиону. Продолжать финансировать проект из собственных средств техникум просто не может.

Между тем возможность развить полукустарное пока производство в промышленных масштабах имеется. Во-первых, уже отлажен необходимый алгоритм сборки. Во-вторых, можно считать, сформировано ядро специалистов-сборщиков. В-третьих, при необходимости конвейер можно перенести из нынешней выделенной техникумом единственной лаборатории в куда более просторные помещения, которых на территории казармы «Кронпринц», где располагается БИТ, пустует множество (и все они, насколько известно, – в областной собственности).

Дело за малым: в решении проблемы должны поучаствовать либо общественные организации, аккумулирующие денежные пожертвования на СВО, либо государственные органы, ответственные за данное направление. А лучше всего – те и другие вместе.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Боевые дроны вообще стали самым востребованным расходником в армии. Причин такой популярности несколько.

Прежде всего это быстрота обучения обращению с беспилотниками. По отзывам специалистов, оператора можно натаскать за пару недель. Для сравнения: на подготовку полноценного снайпера или артиллериста-наводчика требуется примерно полгода.

БПЛА бьет в цель намного точнее, чем пушка или даже ракета. Мастерство многих наших «дроноводов» достигло такого уровня, что сброс производится точно в окоп противника, а дрон-камикадзе влетает буквально в форточку.

Чрезвычайно важно еще и то, что дроны намного дешевле артиллерийских снарядов в производстве. Обычный выстрел 122-мм гаубицы стоит порядка 35-45 тысяч рублей. Такой же боеприпас для 152-мм орудия тянет уже на 60-70 тысяч рублей. Еще дороже снаряды кассетные, кумулятивные, бетонобойные, повышенной дальности. Ну а цена управляемого снаряда вроде знаменитого «Краснополя» может достигать 2,5 миллиона рублей. В то время как затраты на калининградский… ну, пусть будет условно БИТОК (от аббревиатуры производителя – БИТ и англоязычного, прости господи, OK) обходится всего в 30 тысяч на российские деньги. Даже по сравнению с обычным артснарядом разница, согласитесь, ощутимая!