Общество11 июля 2021 1:00

Бунт на кораблях и суровая капитанша: 5 невыдуманных историй о калининградских рыбаках

Сегодня труженики моря отмечают свой профессиональный праздник
Кто бы мог подумать, что океанический окунь спровоцирует скандал всесоюзного масштаба.

Кто бы мог подумать, что океанический окунь спровоцирует скандал всесоюзного масштаба.

Фото: Архив автора

11 июля труженики моря в нашей стране отмечают свой профессиональный праздник. Впервые эта дата официально появилась в календаре в 1965 году, но в Калининграде история празднования уходит корнями еще дальше, в 50-е. По итогам 1957 года наших рыбаков наградили так, как еще не бывало: сразу 345 человек удостоились орденов и медалей! А четверо стали Героями Социалистического Труда: капитаны Иван Алексеев, Георгий Прокус, Николай Сизов и старший механик Борис Супруненко. Вот и было решено неофициально устроить профессиональный праздник. Гуляли аж два дня, 5-6 июля 1958 года. А завершилось все фейерверком – редким по тем временам зрелищем.

Свистать всех назад!

Дмитрий Ершов начинал рыбацкую карьеру в 1949 году в Управлении тралового флота в Пионерском. Устроился матросом на МРТ-262 «Осьминог». И вдруг…

– Весной 1951-го наш райвоенкомат прислал повестки половине плавсостава, – вспоминал Ершов. – Это были молодые рыбаки вроде меня, имевшие прописку по месту работы – то есть на судне. И если призвать всех нас тогда, промысел был бы сорван.

Добыча питьевой воды с айсберга: живительную влагу перекачивают из лужи на вершине ледяной горы.

Добыча питьевой воды с айсберга: живительную влагу перекачивают из лужи на вершине ледяной горы.

Фото: Архив автора

Начальником УТФ в Пионерском был Константин Соболев. Был он требователен и суров. Например, однажды два капитана загуляли, как следствие, суда не вышли в море. Соболев вызвал их к себе и, шагнув к тому, который был ближе, так ему врезал, что тот перелетел через стол. Второй, увидев такое, сам сиганул в открытое окно. После чего оба тут же вышли на промысел.

А в апреле 1951-го, узнав о неожиданном массовом призыве в армию своих подчиненных, Соболев, бросив все, на попутном военном самолете улетел в Москву – просить помощи в ЦК партии. Вернувшись на другой день рано утром, он пришел в военкомат и, пробираясь среди спящих призывников (ожидая отправки в войска, те ночевали на полу), направился в кабинет военкома. А выйдя оттуда, скомандовал:

– Кто из Тралового флота – подъем! На улице ждет автобус. Возвращайтесь на свои суда и в море – рыбу ловить…

«Ввиду того, что не висел…»

29 июля 1975-го состоялся пленум Балтийского райкома КПСС. И его первый секретарь, в частности, привел возмутительный пример. Мол, о какой действенности соцсоревнования может идти речь, если у нас еще встречаются подобные «обязательства»:

«1. Ввиду того, что ни разу не висел на Доске почета, обязуюсь побывать и там.

2. Ежемесячно получать не менее ста рублей премиальных.

3. Обязуюсь уважать начальство».

– И это в коллективе, – чеканил оратор, – руководители которого знают, что создавшееся крайне тяжелое положение с выполнением плана оказало прямое влияние на невыполнение социалистических обязательств за первое полугодие районом и городом в целом по объему производства и росту производительности труда…

Этот случай наглядно показал отношение многих к соцсоревнованию. Матрос с плавбазы «Пионерск» пошутил (явно не понимая, насколько крамольно). А его старшие товарищи, не глядя, сунули бумажку в папку. И не будь внезапной проверки документации, матрос и дальше выполнял бы свои «обязательства». К слову, Доска почета и премиальные после этого ему уже не светили.

Телеграмма особой важности

В 1974 году экипаж траулера «Аргунь» Калининградской базы экспедиционного флота досрочно выполнил пятилетний план. Да не просто выполнил – наши земляки выловили и переработали рекордное количество рыбы! Вот и было решено отбить телеграмму самому Генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу.

«Дорогие товарищи! – ответил тот. – С большим удовлетворением узнал о замечательной трудовой победе…» 10 октября 1974-го его историческая телеграмма была опубликована в «Калининградской правде». Номер газеты сразу стал раритетом – в архивных подшивках можно встретить экземпляры с вырезанным поздравлением Брежнева…

А накануне во Дворце культуры рыбаков (теперь там Музыкальный театр) шумел митинг. Правда, экипаж «Аргуни», возглавляемый Героем Социалистического Труда Григорием Носалем, находился еще на промысле. Но это отнюдь не помешало собравшимся взять на себя повышенные обязательства. Так, курсанты высшего инженерного морского училища обещали завершить учебный процесс на «хорошо» и «отлично». Наверное, не обманули.

Женщина на капитанском мостике

Она с детства мечтала стать моряком. Слабый пол на флот не брали. Но Люда, добившись личного разрешения наркома морского транспорта, поступила в мореходку. В войну была матросом на танкере, сигнальщиком, наводчиком пушки, рулевым, сестрой милосердия. Первый муж, летчик Виктор Бобков, в 1944 году погиб. И 20-летняя вдова осталась одна с маленьким сыном.

Вторым ее мужем стал Виктор Калинович. К тому времени оба были капитанами дальнего плавания. И вместе отправились на восстановление порта в бывшем Кёнигсберге. Бобкова стала инженером по эксплуатации флота. При этом она перегоняла по репарации корабли из Германии в Калининград, преподавала и вела практику на парусно-моторной шхуне, готовя будущих судоводителей.

А в 1948 году состоялась легендарная первая сельдяная экспедиция. И одним из судов, на которых наши рыбаки «пробивали окно в Атлантику», командовала Бобкова. Узнав о ее назначении, многие выступили против – знали, что не терпит пьянки и разгильдяйство.

– Кому не нравится, пишите заявление на списание, наберу других, – отрезала она.

И пришлось угомониться даже самым буйным.

Бунт на кораблях

В 1959 году группа из шести траулеров отправилась к Большой Ньюфаундлендской банке осваивать новый район промысла. Добыча велась в тяжелейших условиях. Но начальство, сочтя, что окунь достается легко, увеличило план, при этом снизив расценки. Бурные радиодебаты на сей счет стали достоянием «вражеских голосов», после чего с берега вынужденно разрешили ловить рыбу по-старому. Однако моряки понимали: после рейса будут серьезные «разборки»…

По возвращении в родной порт был целый ряд бурных заседаний, по итогам которых на бюро обкома КПСС бунтарям, состоявшим в партии, объявили по строгому выговору без занесения в учетные карточки, также рекомендовав понизить всех шестерых в должности до старшего помощника. Но из Москвы одернули: «Слабо наказали!» И появилось новое решение: капитанов Валентина Зевахина и Евгения Мухина понизить в должности до второго помощника, Владимира Иванченко и Макса Какатунова – до третьего помощника, а Германа Егоркина и Павла Ершова – вообще уволить.

Только жизнь все расставила по своим местам. Уже вскоре бунтари снова заняли места на капитанском мостике. И потом еще долго трудились в морях на благо Родине.