Звезды13 июля 2021 11:23

Экс-министр культуры Михаил Швыдкой: Мы родом из России, и это уже само по себе неплохо

Худрук Московского театра мюзикла, гость фестиваля «Балтийские дебюты», ответил на вопросы «Комсомолки»
Михаил Швыдкой покажет калининградским зрителям мюзикл «Жизнь прекрасна».

Михаил Швыдкой покажет калининградским зрителям мюзикл «Жизнь прекрасна».

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В Светлогорске готовятся к проведению фестиваля «Балтийские дебюты». Традиционный кинофорум пройдет с 24 по 29 июля в театре эстрады «Янтарь-холл». В программе традиционно будут творческие встречи, концерты, спектакли. Так, зрителям предложат оценить музыкальный спектакль с участием артистов Московского театра мюзикла.

Художественным руководителем этого необычного театра является экс-министр культуры России Михаил Швыдкой. Он тоже приедет в Светлогорск и выступит в постановке в качестве ведущего.

«Прекрасна эта жизнь!»

- Мы привозим даже не спектакль, а концертную программу, которая презентует наши спектакли и направление нашей деятельности, - говорит Швыдкой. - Приезжаем вместе с Ефимом Шифриным, артистами моего театра и покажем то, что мы обычно делаем на нашей сцене. Поскольку спектакли у нас большие, то это будет такая презентация театра, нежели просто спектакль.

- Расскажите, чем занимается ваш театр.

- Мы занимаемся созданием российских мюзиклов. Но главное – создаем хорошее настроение для людей. Визитной карточкой нашего театра является спектакль «Жизнь прекрасна». Это, пожалуй, главное, о чем мы рассказываем. Жизнь прекрасна, несмотря на пандемию, несмотря на все сложности и драмы, цены на нефть и все прочее. Прекрасна эта жизнь! Потому что про другую жизнь мы мало что знаем. И стараемся людям рассказать о том, что жить хорошо. Это смысл существования нашего театра.

- Вы тоже живете с этим убеждением? - Если бы не жил с этим убеждением, то, наверное, в возрасте 60 лет не начал заниматься музыкальным театром. Я думаю, что у нас у всех непонимание, что жизнь – это божий дар, дар природы или дар родителей, который мы получили, выиграв по счастливому трамвайному билету, совершенно случайно появившись на свет. И мы не должны прожить ее бессмысленно. Я – человек не воцерквленный. Но самый страшный грех – уныние. С этим грехом мы всегда боремся.

Шифрин, который не шутит

- С вами приедет Ефим Шифрин. Большинство зрителей знают его исключительно по образу эстрадного юмориста. А у вас он не шутит, а поет.

- С Шифриным мы начали творчески сотрудничать с самого начала рождения нашего театра. В июне мы закончили наш десятый сезон. По существу окончательное завершение сезона – выступление в Калининграде. Ефим с самого перового спектакля работает с нами. За это время мы привыкли, что в любом спектакле для него должна быть написана роль. У нас он, например, исполнил партию Порфирия Петровича из рок-оперы « Преступление и наказание». Кто бы мог подумать, что человек, который был славен эстрадными выступлениями, может спеть партию Порфирия Петровича. Когда мы начинали работать, то Андрей Кончаловский, который был режиссером этого спектакля, сказал: «Этот будет третьим номером». А я ему сказал: «Поверьте мне, премьеру будет исполнять Фима». Так и случилось. Он невероятно работоспособен, разнообразен, талантлив. Человек, который действительно любит театр. И потом, он прошел хорошую школу – работал с Виктюком, с другими выдающимися режиссерами. К нам он пришел уже сложившимся артистом, который хотел работать в театре. При этом я видел много эстрадных артистов, которые уходили в театр и там просто терялись. Потому что они стыдились своего эстрадного прошлого. А он – нет.

- В спектакле «Жизнь прекрасна» Шифрин играет главную роль?

- Там все играют главную роль. Но он ведет со мной спектакль. Когда меня нет, то работает он. Когда его нет, работаю я. Но он там поет, создает четыре важных образа. Это молочник Тевье из «Скрипача на крыше», Чарли Чаплин, Джо Дассен… Трансформаций много и он это делает мастерски.

Мюзикл - не русский жанр?

- Говоря про русский театр, на ум приходит Ярославль и Театр Волкова, столичные театры, русская школа, Станиславский. Но никак не мюзикл. Кажется, что это вообще исконно не наш жанр.

- Станиславкий всегда говорил: «Ах, как хорошо было бы поставить оперетку! Но не смогу». У Станиславского был вкус к оперетке, как ни странно. Когда мы 11 лет назад начали работать, а это было в Нью-Йорке, я начинал я проводить опыты. В Центре Михаила Барышникова мы начали пробовать заниматься всеми этими делами и пришли к выводу, что не хотим делать франшизы и заниматься покупкой лицензий. И мне говорили: «Русского мюзикла не существует. Это глупость». На самом деле русский мюзикл есть. В любой национальной культуре есть такого типа музыкальный спектакль. Мюзикл – это не жанр. Мюзикл может быть трагедией или драматической драмой, современной социальной историей или рок-оперой на основе классики… Мюзикл – это подвид музыкального театра. Вот оперетта – это жанр. Мюзикл – это музыкальный спектакль. Если посмотреть, как он появился на свет, то убедитесь, что он создавался из разного сора жизни! И это замечательно. Мы сейчас, я надеюсь, будем делать спектакль о том, как вообще рождался мюзикл.

- Именно поэтому вы обижаетесь, когда про ваш театр говорят: «Это русский Бродвей»?

- Мы точно не русский Бродвей. Мы русский театр мюзикла с площади Пушкина. Мы гастролировали и в Израиле, и в Швейцарии, в Индии. Нас приглашают в Японию, в Китай поедем. И мне говорят: «Надо добиться там успеха». А мне успех нужен дома: в Москве, в Новосибирске, в Калининграде. Я не претендую на то, что мы создаем сверхуниверсальное искусство. Чтобы быть универсальным, надо создавать произведения на английском языке, а я этого не хочу. Мы работаем для нашего зрителя. А его не мало, его 150 миллионов. Хорошо! Нам хватает.

Мы – локальное явление. И если мюзикл делают французы, они тоже локальны. Французский или немецкий мюзикл на Бродвей не попадает. Это нормально. Хотя вот мы сделали с канадцами нашу последнюю работу «ПраймТайм». Они хотят ее перенести в Канаду с тем, чтобы потом перенести в Америку. Это будет – и хорошо. Нет, так нет. У меня нет этого угара. Мы никогда не будем работать как на Бродвее. Потому что мы родились не на Бродвее, а в России. Это не квасной патриотизм. Просто мы родом из России, и это уже само по себе неплохо.