Общество13 июля 2021 12:08

Юбилей Калининградской области, год 1993-й: Жилье в обмен на корабли

Вспоминаем, с чего начиналась калининградская Сельма
Первые семьи военных въехали в первые сельмовские дома в мае 1994-го.

Первые семьи военных въехали в первые сельмовские дома в мае 1994-го.

Фото: Валерий Маначин

После развала СССР бывшие «братские республики» стали требовать от России вывести с их территории российские войска, ставшие «оккупационными». Наши власти оказались в архисложной ситуации. Вывести можно, но куда, в чисто поле? В частности, если массово вернуть на Родину офицеров с семьями, где их селить? Ведь очередь на квартиры без того длинная, а у Министерства обороны денег не хватало даже на зарплаты – не говоря уже о жилищном строительстве.

В вопросе вывода российских военных особенно активна была Литва. Немудрено, в конце 80-х именно здесь зародился процесс, приведший к «всеобщей суверенизации». А в 1993 году именно эта страна стала первой в Прибалтике, откуда полностью ушли войска РФ.

Бартер в погонах

Однако эта напористость сыграла, получается, и положительную роль. С одной стороны, литовские политики мечтали поскорее избавиться от «чужих». С другой – им надо было в сжатые сроки создать собственные вооруженные силы. Тут и возник проект, в результате которого в Калининграде появилась Сельма.

Сельма, ноябрь 1993-го. Ленточку перерезают командующий Балтийским флотом Владимир Егоров, первый вице-премьер Владимир Шумейко и губернатор области Юрий Маточкин.

Сельма, ноябрь 1993-го. Ленточку перерезают командующий Балтийским флотом Владимир Егоров, первый вице-премьер Владимир Шумейко и губернатор области Юрий Маточкин.

Фото: Елена ЧЕПИНОГА.

Думая, как вывести из Литвы войска, Россия предложила: мы оставляем часть вооружения (самым существенным в этом бартере были два малых противолодочных корабля), а вы – строите городок для наших служивых. Надо сказать, что такой вариант устроил не только литовских военных. Он порадовал и строительный комплекс соседей. А в результате уже вскоре на болотистом пустыре в районе улиц Гайдара и Нарвской вырос забор, на котором было написано «Сельма». Точнее, Selma. И закипела стройка.

Следует отметить, что специалисты из Литвы возводили в те годы дома для военных не только на месте нынешней Сельмы. И везде литовцы строили на совесть. Дома эти, хоть и панельные, еще советского замеса, и сейчас – в хорошей форме. А уж тогда они и вовсе выгодно отличались от привычных нам «панелек» и внешне, и внутренней планировкой. Жить в них считалось престижным. Кстати, «национальная принадлежность» этих зданий не забыта. «Где живешь?» – «В литовском доме». И всем ясно, о чем речь.

Показуха к выборам

В конце ноября 1993-го состоялась передача первого из двух жилых комплексов, которые подрядилась возвести литовская строительная ассоциация Selma. Все было торжественно обставлено. Так, символическую ленточку сообща перерезали губернатор области Юрий Маточкин, командующий Балтийским флотом Владимир Егоров и первый вице-премьер РФ Владимир Шумейко.

Злые языки говорят, что ради последнего и устроили эту фикцию. Ведь жить на Сельме было еще нельзя. Новые дома не подключили к коммуникациям, не отделали. Но на носу были выборы. Между прочим – исторические выборы, в результате которых в стране появилась законодательная власть нового формата: Государственная дума и Совет Федерации. Шумейко «шел» от нашего региона. И 12 декабря 1993-го успешно избрался, после чего «депутат Балтики» стал еще и первым председателем Совфеда.

Не факт, что та перерезанная ленточка ему помогла на выборах. Тем не менее, безусловно, в период агитации любое упоминание кандидата в СМИ не бывает лишним. И уж тем паче – в столь светлом ракурсе. Квартиры военным, в новых домах! Прямо как при социализме. Кому же за это спасибо? Как говорится, см. фото… А то, что вместо реальных ключей от квартир был вручен один на всех и символический, – это уже детали.

Не все в ажуре

Так что хоть в ноябре 1993-го и перерезали красиво ленточку, первые семьи заселились в первые сельмовские дома только в мае 1994-го. Однако это все равно не могло испортить новоселам радости. После скитаний по казармам, общагам, съемным углам большинство из них впервые обрели собственную крышу над головой. Да какую! По тогдашним меркам – чуть ли не элитное жилье.

Конечно, имелись недоделки. Как без них, все-таки те литовские строители были родом из Союза. И вообще «нюансов», особенно в первые годы, в новом районе хватало. Чего одна его оторванность стоила! Ведь поначалу в построенный на отшибе жилой массив попасть можно было лишь по плитам, брошенным от улицы Нарвской через поле. Узкую бетонку тут же прозвали «дорогой жизни». И только в августе 2001-го здесь стал ходить первый общественный транспорт – маршрутные такси. По такой дороге только «микрики» могли хоть как-то разъехаться.

Долгое время Сельму с остальным городом связывала лишь «дорога жизни» из бетонных плит.

Долгое время Сельму с остальным городом связывала лишь «дорога жизни» из бетонных плит.

Фото: Андрей ГОРБУНОВ

А улица, на которой выросли литовские дома, должна была именоваться Ажурной. Так ее величали в первых документах, связанных с военным городком. Но это название как-то не легло на душу жителям: почему Ажурная, с какого перепугу? И в итоге улица получила имя, которое носит поныне, – Согласия. В ознаменование дружбы народов – литовского и российского, вместе осуществивших этот проект. Сам же район местные меж собой сразу стали называть Сельмой.

Прецедент на карте

Про новую улицу Согласия еще долго мало кто знал. Зато в народе быстро разошлось, что в городе появилась какая-то Сельма. Сегодня первые ее дома затерялись среди прочих. А тогда особенно эффектно они смотрелись со стороны Советского проспекта. Скажем, идет мимо электричка, пассажиры, скучая, глядят в окно. И вдруг в чистом поле – оазис какой-то новой жизни: компактная группа симпатичных домов. Все начинают спрашивать друг у друга: это что еще такое? И кто-нибудь знающий лениво бросит:

– Это ж Сельма…

Давно не существует той фирмы. Однако брошенное здесь созидательное зерно дало такие всходы! Вокруг изначального военного городка вырос уже целый город. А неформальное прозвище района стало официальным топонимом. До Сельмы ничего подобного у нас еще не бывало.

ДЕНЬ ЗА ДНЕМ

В январе 1993-го наш земляк Александр Волков был назван первой ракеткой страны и избран президентом Российской профессиональной теннисной лиги.

С 14 января в течение двух недель область находилась во власти штормов. Больше всего пострадала Куршская коса. А в Озерске погиб человек – на него упало дерево.

9 марта было подписано распоряжение об открытии автобусного сообщения с Гданьском и Варшавой.

В марте начала работать первая в области детсадовская группа на немецком языке. Все малыши были из семей российских немцев.

12 марта открылся Немецко-Русский дом (в 2017 году был закрыт и реорганизован в культурно-деловой центр российских немцев в Калининграде).

12 марта 1993-го открылся Немецко-Русский дом.

12 марта 1993-го открылся Немецко-Русский дом.

Фото: из книги «Кенигсберг-Калининград. Прошлое и современность»

В марте областная прокуратура справила новоселье, переехав с улицы Коммунальной, 2, на Горького, 4.

2 апреля в эфир впервые вышел «БАС» – первая местная частная радиостанция.

3 апреля «Балтика» впервые играла в первой лиге. Тот матч с «Ураланом» она проиграла. Но по итогам сезона заняла четвертое место из 22.

В апреле на бывшей подпорной стенке Королевского замка установили памятную доску – копию той, что пропала после 1945 года. Только теперь на ней еще и по-русски написали самую известную цитату Канта – про звездное небо и моральный закон.

22 мая 1993-го поезд из Берлина впервые прибыл на Южный вокзал.

22 мая 1993-го поезд из Берлина впервые прибыл на Южный вокзал.

Фото: из книги «Кенигсберг-Калининград. Прошлое и современность»

6 июня состоялось открытие памятника Пушкину. В церемонии принял участие его автор – народный художник СССР Михаил Аникушин.

Открытие памятника Пушкину.

Открытие памятника Пушкину.

Фото: из книги Виктора Денисова «Калининград – судьба моя».

8 июня заработала воздушная линия между Калининградом и Берлином. Рейсы выполнял наш авиаотряд.

19 июня на Дворце спорта «Юность» открыли памятную доску Игорю Талькову (автор – калининградский скульптор Роберт Дербенцев). Тальков выступал в «Юности» незадолго до гибели.

В июне в плавучем отеле Hansa открылся первый в области иностранный ресторан. Цены там были в марках, однако расплатиться разрешали и в рублях – по курсу валют.

14 июля первых посетителей принял дом-музей Германа Брахерта в Отрадном.

С 25 августа «барахолку» с Центрального рынка было решено перенести на авторынок в Борисово. Но торговцы не захотели уходить «на выселки», а покупатели – колесить через весь город.

1 декабря в Пионерском открылся историко-археологический музей «Рантава».

В декабре первых жильцов принял теплоход «Михаил Чеботарев», ставший уже третьей гостиницей на воде.