Звезды27 июля 2021 11:45

Кинокритик Кирилл Разлогов: Меня раздражают заказуха и официоз, которые возвращаются на экран

В перерыве между кинопросмотрами на фестивале «Балтийские дебюты» программный директор Московского международного кинофестиваля ответил на вопросы «Комсомолки»
"Репертуар коммерческого кино очень однообразен: анимация и аттракционы", - сетует Кирилл Разлогов.

"Репертуар коммерческого кино очень однообразен: анимация и аттракционы", - сетует Кирилл Разлогов.

Фото: Александр КАТЕРУША

Российский искусствовед и культуролог, президент Гильдии киноведов и кинокритиков России Кирилл Разлогов стал председателем жюри на фестивале «Балтийские дебюты-2021» в Светлогорске. В перерыве между кинопросмотрами самый известный кинокритик страны и программный директор Московского международного кинофестиваля ответил на вопросы «Комсомолки».

В КАННАХ СИДЕЛ НА КАРАНТИНЕ

- Как проходит ваше кинолето?

- Съездил в Канны с приключениями из-за ковида. Десять дней просидел там на карантине, из-за чего пропустил три дня фестиваля. Но фестиваль состоялся, и это подвиг президента фестиваля Пьера Лескюра и директора Тьерри Фремо. Они уговорили свое правительство не отменять фестиваль и добились его особого статуса с возможностью приглашать гостей со всего мира. Они только на ПЦР-тесты потратили около миллиона евро. Это больше, чем бюджет Московского кинофестиваля (смеется).

Так что мы сидели взаперти с дочками, которые поехали в Канны со мной. Смотрели телевизор, общались. Признаться, один раз мы карантин нарушили, когда пошли на картину Германа. У нас официально было два часа, когда можно было выходить: с 10 до 12. А фильм Германа был с 11 до 13. Так что мы рискнули.

Есть люди, которые на все плевали и не выдерживали положенный карантин, есть люди, к которым приходила полиция и проверяла. Нас не проверяли. И, насколько я знаю, ни с кого по тысяче евро штрафа не взяли.

Мы подписывали кучу бумаг. Я, например, получил специальное разрешение от МИД Франции, носил его с собой, но ни один человек его не спросил (смеется).

- Какие впечатления от Каннского фестиваля в этом году?

- Фестиваль стал больше не по количеству зрителей, а по количеству фильмов - их было показано чудовищно много. Программа была в 1,5 раза шире, чем обычно. Плюс несколько параллельных программ. Я успел посмотреть значительную часть конкурса, часть программы авторского кино «Особый взгляд», представившей фильмы из экзотических стран. Как раз там премию получила картина «Разжимая кулаки» Киры Коваленко, ученицы Александра Сокурова. Крен фестиваля в этом году женский. Большинство членов жюри были женщины, большинство призов получили женщины. И это было политическое решение.

- Почему так?

- Критика идет на то, что мало этнических меньшинств, что женщин меньше, чем мужчин. Основная борьба в «Оскарах» идет за разнообразие. Разнообразен мир, культура, сексуальные ориентации. А кино отражает только взгляд белого англосакса в классической американской культуре. К французам это имеет меньшее отношение - у них менее разнородное население. Но проблема есть благодаря иммигрантам. Там много арабов, отношение к ним сложное. И женщины, особенно во Франции, бунтуют, требуя даже не равноправия, а всей полноты власти. Видимо, на это среагировала дирекция Каннского фестиваля. Но картины интересные, выбраны с умом, и все хвалят решение жюри.

- Главный приз получила французская картина «Титан» режиссера Джулии Дюкорно. Опять-таки женщины-режиссера.

- Это все было закономерно. То, что приз получила скандальная картина, - тут спасибо американскому режиссеру Спайку Ли, который возглавил жюри, и спасибо его личному вкусу. «Титан» - это фильм ужасов про сексуальное сношение с автомобилем. Меня сейчас полиция проверяла по линии Московского кинофестиваля из-за картины «Жар-птица», в которой гомосексуальный сюжет. В ответе им очень хотелось написать, что на Каннском фестивале «Золотую пальмовую ветвь» получила картина о сношении с неживыми предметами.

А «Жар-птица» - это история периода застоя, снятая по мемуарам. Показан любовный треугольник, в котором все любят друг друга, и там два советских солдата предаются любви. Отношения показаны без всяких подробностей в отличие от победившей французской картины. И отношения эти плохо заканчиваются, потому что это времена Брежнева, советская база в Эстонии… Мы на фестиваль ее взяли, потому что она хорошего качества, она основана на реальных событиях и, наконец, у меня есть целый цикл картин о любви втроем. Хотелось полиции ответить, что на нормальном фестивале две трети фильмов посвящены однополой любви, а у нас - только одна картина из 220. Что они так нервничают (смеется)? Но такое количество подобных фильмов понятно. Люди, которые испытывают какие-то сложности, у которых непростая психологическая ситуация, они более склонны выражать себя в искусстве, они чувствуют потребность. Естественно, большая часть картин - про незаурядные вещи.

ВЕЛИКИЙ АКТЕР ТАЛАНТ НЕ ПРОПИЛ

- Визит Жерара Депардье на «Балтийские дебюты» в этом году стал неожиданностью.

- Да. Это превратности фестивального мира. Депардье был большим другом Николая Бородачева, директора Госфильмофонда, уволенного усилиями наших кинематографистов. Так он бывал на всех фестивалях архивного кино в Госфильмофонде. Бородачев родом из Саранска, и Депардье в Саранске покупает квартиру… Личные отношения в фестивальном движении имеют очень большое значение. Особенно когда сам по себе фестиваль не очень влиятелен, он выходит за счет личных связей. Даже Московский кинофестиваль, у которого история побогаче, очень часто выходит на основе личных связей Никиты Михалкова.

На фестиваль «Евразийский мост», который мы делаем в Крыму, мне удалось как-то привлечь несколько человек из западных стран просто на личных отношениях. Но будь они политически чувствительны, то они бы не приехали.

И Светлогорску повезло, что приехал Депардье. Познакомились мы с ним в 1990-е годы. Как-то так случилось, что я показывал картину с Депардье, а в соседнем зале он представлял какой-то фильм. Я вытащил его оттуда, остановил свою картину на середине, представил зрителям Депардье, потом картина продолжилась. Повезло! И он это запомнил. Последний раз мы выпивали с ним в Госфильмофонде года четыре назад.

- Хорошо выпили?

- О, всегда хорошо! Он в этом плане, я бы сказал, жизнелюбивый! Фигуру он на этом потерял безнадежно, а талант не пропил. Он - великий актер, и это абсолютно бесспорно. Играет с огромным чувством творческой свободы, со стремлением выбирать разные роли. Его не зря приглашают по всему миру. В этом плане он - недостаточная ценность с коммерческой точки зрения, то есть только на его имени не заработать. Но ценность с точки зрения творческой. И он это доказывает каждый раз. Потому что всякий раз думаешь, что сопьется, что сил не хватит. Но нет, еще есть порох в пороховницах. Конечно, бывает на фестивалях, что сильно выпьет, не выйдет на сцену, кого-то сильно подведет. Приглашать Депардье - большой риск.

В этом году Жерар Депардье приехал в Светлогорск на открытие фестиваля "Балтийские дебюты".

В этом году Жерар Депардье приехал в Светлогорск на открытие фестиваля "Балтийские дебюты".

Фото: Александр КАТЕРУША

- Ваш любимый фильм с ним?

- «Вальсирующие» 1974 года. Он там еще худой, очень свободный. И партнер Патрик Девер там у него очень достойный. Мне не всегда нравятся его картины с Пьером Ришаром. Хотя Пьер Ришар очень хороший актер и, в отличие от Депардье, просто очень милый человек, который никогда не подведет и никогда ничего не сорвет (смеется). Но их дуэт стал сильным коммерческим элементом французского кино.

В Депардье есть огромная сила природы. Ему не нужно играть, он существует. Эта природная сила дает ему уверенность в себе. Хотя у него в общем-то несчастная судьба: гибель сына, несложившаяся личная жизнь. Но в нем мы видим виноградники и вино, хорошее кино и очень сильный французский характер.

- Любовь Депардье к России, получение гражданства и паспорта, встречи с баяном в аэропорту Калининграда - это же один большой спектакль.

- Конечно. Все кино - спектакль. А Каннский фестиваль не спектакль? Чистой воды спектакль: хорошо задуманный, срежиссированный, с огромной ролью телевидения. Да, Депардье - человек зрелищной культуры, которая господствует в современном мире. Она была всегда: и в Средневековье, и в античные времена. Но она никогда не была главной. А сейчас стала главной, денежной. Я - большой поклонник массовой культуры в хорошем смысле этого слова. Развлекательная культура нужна для поддержания человеческого рода в состоянии нужного аффекта.

Депардье знает, как сделать зрелище из всего, в чем он участвует. Ему подыгрывают, и ему это нравится. Важно, что все это не мешает ему быть великим актером.

ПРО УШИБЛЕННОСТЬ И ОТСУТСТВИЕ ВЕЛИЧИЯ

- С чем связано такое количество фильмов про спорт советского прошлого? Вот и на открытии «Балтийских дебютов» показали ленту «Стрельцов» про легенду футбола Эдуарда Стрельцова.

- У нас это связано с ушибленной национальной гордостью, которая в конечном итоге находит удовлетворение в вещах, связанных с прошлыми победами и сенсациями. Есть стремление найти что-то бесспорное: хоккей, футбол, фигурное катание... Еще мы были сильны в шахматах, но это очень трудно поставить. Американский сериал «Ход королевы» меня тронул - ухитрились сделать так, что умозрительная игра представлена с точки зрения взаимоотношений между персонажами. Так что мы не все свои великие спортивные свершения еще реализовали в кино. Не знаю, научимся ли делать фильмы про шахматы.

- Почему мы продолжаем снимать фильмы про войну и победу в Великой Отечественной войне?

- Потому что пытаемся сохранить ощущение собственного величия, которого на самом деле… уже не очень есть. Оно проявляется в других вещах. В том, что это мы изобрели Google, например (один из создателей Google Сергей Брин родился в Москве в семье советских евреев-математиков, переехавшей на постоянное место жительства в США в 1979 г. - Ред.). Вот он - талант русского и еврейского народа, воспитанного в России. Мы же основали Голливуд, и это триумф наших выходцев из Одессы и Рыбинска, которые уехали в США. Но нашего фильма об этом нет. Мы продолжаем бороться с Голливудом…

- Что сегодня в нашем кино вам безусловно не нравится?

- Как культуролог я изучаю все, а как зрителя меня раздражает официоз, который сейчас возвращается. Заказные фильмы на правильные идеологические темы, которые придуманы в больших кабинетах и сняты исключительно по заказу. Сняты пусть даже талантливыми людьми, но без ощущения времени и его проблемности. Пример - «Т-34», эта профессиональная, не позорная картина, попавшая в точку ожиданий. Заказные картины - это все картины про спорт. Конечно, «Движение вверх» и большой коммерческий успех побудил продюсеров этим заниматься. Но источником было стремление показать величие нации с помощью спорта. Так запустилась эта тенденция. Это раздражает. Много неталантливых картин, много штампов. «Легенда № 17» была первой и живой. Все, что было дальше, вплоть до «Стрельцова» Ильи Учителя - вещи вторичные, и это сплошные заказухи. Фигура Стрельцова интереснее, чем фильм о нем. Это связано исключительно с тем, насколько мы умеем или не умеем показывать эпоху, насколько нам разрешат.

Деньги в кино дают не просто так, а за то, чтобы режиссер говорил определенные вещи. Это вернулось с постсоветского времени, но, думаю, это ненадолго. Общая тенденция - высвобождения свободы мнений - со временем победит.

- То есть скоро мы перестанем смотреть заказы?

- Нет, заказы мы будем смотреть всегда. Фильм «Октябрь» был заказом, но это не мешает ему быть шедевром. Заказ - не значит плохое кино. Это серия однотипных фильмов, которые становятся все хуже и хуже. Это плохо. Есть фильм Фридриха Эрмлера «Великий гражданин» 1938 года - явно заказная картина, тем не менее гениальный фильм. Хотя он оболгал историю и сделал все не так, как надо. А актеры там прекрасные, коллизия показана ярко. Другое дело, что мы потом хватились и начали эти фильмы цензурировать, а это уже полная глупость. Вырезать Сталина из картин 1930-х годов - это клиника. Эпохи без Сталина просто не существует. Хороший он или плохой - это другой вопрос. Но фильмы строились вокруг этого конгломерата Ленин-Сталин, и ничего с этим мы сделать не можем. Тогда был Ленин и Сталин, а сейчас Яшин и Стрельцов. Зритель продолжает идти и смотреть.

Хорошее кино Кирилл Разлогов рекомендует искать в музеях.

Хорошее кино Кирилл Разлогов рекомендует искать в музеях.

Фото: Александр КАТЕРУША

ЗА ХОРОШИМИ ФИЛЬМАМИ ИДИТЕ В МУЗЕИ

- Сейчас многие говорят о кризисе кинотеатров.

- Да, он есть. Репертуар коммерческого кино очень однообразен: анимация и аттракционы. То, за что зритель готов платить большие деньги. С другой стороны, есть огромное количество артхаусной продукции, фестивального кино. Только на фестивалях такие фильмы могут рассчитывать на получение известности, чтобы хоть как-то экономически существовать. Этот пласт кино ушел из кинотеатров на фестивали и на интернет-платформы. Из-за платформ сейчас телевидение не смотрят. И именно на платформах господствуют сериалы.

В то же время сейчас кинотеатры в Москве, например, показывают фестивальное кино 1960-х годов. Фильм «Сладкая жизнь» идет в ограниченном прокате с нормальным коммерческим результатом.

- А куда еще идти за хорошим кино?

- В музеи. Огромное количество современного искусства связано с экранным творчеством. В Музее Пушкина есть специальный отдел, который занимается именно экранными формами. Они собираются открывать три зала, строят новый корпус. И люди идут в музеи за кино уже не первый год. Таких музеев, которые понимают, становится все больше и больше. Показывают там классику и экспериментальные формы, где связано изобразительное искусство и кино, а иногда музыка и кино.

- Что из недавно просмотренного вы можете назвать явлением искусства?

- Из-за насмотренности за долгие годы мне выбрать сложно. Но вот на Каннском фестивале мне понравилась картина «Париж, 13-й округ» режиссера Жака Одиара, которая, кстати, ничего не получила.

Много интересных произведений делается в экзотических странах. В Каннах же я посмотрел ленту совместного производства Колумбии, Таиланда и еще семи стран под названием «Память» с Тильдой Суинтон и Жанной Балибар - очень ограниченная, замкнутая работа для узкого круга людей. Картину невозможно смотреть - длинная, затянутая, с мистическими сюжетами. Но картина хорошая!

Говорите, фестивальное кино недоступно зрителю? Сегодня недоступно, а завтра будет доступно. И с моей помощью в том числе. То, что я делаю на «Культуре» в рамках передачи «Культ кино», - это попытка показать зрителю хорошие фильмы.

Из наших фильмов я очень люблю «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов». К сожалению, а может - к счастью, режиссер Саша Хант ушел в сериалы. Но это неизбежно, поскольку есть материальные соображения, которые работают.