Общество9 сентября 2021 11:00

Фельдшер против районной больницы: переболела ковидом и осталась без денег

После отказа комиссии выплатить страховку Таисии Малиновской пришлось обратиться в суд
В борьбе со смертельно опасной инфекцией работники ФАПов находятся на переднем крае.

В борьбе со смертельно опасной инфекцией работники ФАПов находятся на переднем крае.

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фельдшер Таисия Малиновская заразилась коронавирусом, находясь на работе. И теперь, как сама считает, вправе претендовать на страховую выплату. Однако расширенная комиссия Краснознаменской центральной районной больницы посчитала иначе, раз не установлен источник заражения. И в выплате отказала.

Тогда Таисия решила добиваться своего через суд, подав иск о признании решения врачебной комиссии незаконным. Первое заседание процесса «фельдшер Малиновская против районной больницы» назначено на 28 сентября.

Таисия Малиновская.

Таисия Малиновская.

Фото: семейный архив.

- Я работаю на фельдшерско-акушерском пункте в поселке Узловое Краснознаменского района уже 43-й год, - рассказала Таисия «Комсомолке». - И живу в этом же поселке много лет. К ФАПу приписано около 450 жителей - взрослые и дети. Я и на вызовы хожу, и на месте веду прием. Со мной трудится санитарка. Кстати, мы в один день почувствовали, что заболеваем. Но ей-то по закону вообще никакая страховка не положена. А вот мне вроде бы можно получить такую помощь. Но вот отказывают…

Временной фактор

- В период пандемии, когда вы принимаете пациентов с признаками ОРВИ, с подозрением на коронавирус, как защищаетесь?

- Медицинская маска, одноразовые перчатки, халат. Санитарка проводит необходимую дезинфекцию поверхностей, оборудования, помещения.

- Если возвращаться в тот день, когда вы и санитарка почувствовали недомогание, кто-то из пациентов приходил с подозрительными симптомами?

- Да, была женщина. Именно 11 декабря. Есть ее медкарта, где все записано. Но согласно существовавшим на тот момент правилам у меня не было оснований направлять пациентку на ПЦР-тест, чтобы ее проверили на наличие ковида. А вообще в период с 16 ноября по 11 декабря на нашем участке несколько случаев было, когда явные признаки коронавируса были у людей. И только в одном случае взяли ПЦР-тест, и, кстати, подтвердился коронавирус. Только, по мнению комиссии, от этого случая и до момента моего заражения прошло слишком много времени, и я не попала в инкубационный период. Тот человек обратился в ФАП 16 ноября, а я заболела с 11 на 12 декабря. При этом комиссия не приняла во внимание пациентов с подозрением на ковид, которым я оказывала медицинскую помощь в период с 16 ноября до момента начала моего заболевания.

- Как вы перенесли коронавирус?

- На больничный ушла с понедельника, 14 декабря. Сначала меня положили в инфекционное отделение Краснознаменской больницы. А 18 декабря, когда лабораторно подтвердилось, что у меня COVID-19, перевезли в Гусев. Болела тяжело. При выписке лечащий врач выдал мне уведомление с комментарием: мол, отдайте это по месту работы для страховой выплаты. Честно говоря, сначала я и не думала об этом. Просто-напросто не до этого было, очень плохо себя чувствовала. А потом решила все же выданным мне при выписке документом воспользоваться - подумала, что лишними эти деньги не будут.

Подозрительные пациенты

- На большую выплату рассчитывали?

- Порядка 67 тысяч рублей. До сих пор прихожу в себя после болезни и точно могу сказать, что на реабилитацию уже потрачено гораздо больше средств. Спасибо моим детям, помогают.

- Сейчас вы продолжаете работать?

- Конечно! Позиция больницы неагрессивная, говорят мне: «Как суд решит - так и будет». И в минздрав я обращалась. Там ответили, что поддерживают решение комиссии Краснознаменской больницы - выплата мне не положена. Хотя я все равно считаю, что были рассмотрены не все обстоятельства моего заражения. Приняли во внимание только того пациента, у которого был подтвержден коронавирус лабораторным методом. А ведь в Указе президента № 313 «О предоставлении дополнительных страховых гарантий отдельным категориям медицинских работников» говорится, что рассматриваются случаи не только с подтвержденным ковидом, но и с подозрением на ковид. А я в период с 16 ноября по 11 декабря принимала несколько пациентов с подозрением на коронавирус, просто им не положено было делать ПЦР-тест.

- Почему не положено?

- ПЦР-тесты делали только тем, кто старше 65 лет, а все те, которым мной оказывалась медицинская помощь, были моложе.

- Как оцениваете свои шансы в суде?

- Хочу, чтобы услышали меня. И все-таки очень надеюсь, что это случится.

ОФИЦИАЛЬНО

На что ссылается минздрав

- В соответствии с предоставленными документами основания для пересмотра решения врачебной комиссии Краснознаменской ЦРБ от 08.04.2021 в настоящее время отсутствуют, - говорится в ответе минздрава Калининградской области фельдшеру Таисии Малиновской. - Подтвержденным случай COVID-19 считается при положительном результате лабораторного исследования на наличие РНК SARS-CoV-2, положительном результате на антитела класса IgA, IgM и/или IgG у пациентов с клинически подтвержденной инфекцией COVID-19.

То есть в предоставленных Таисией Малиновской документах пациентов с вышеизложенными данными нет.

В ТЕМУ

За смерть врача не заплатили

Отказ в страховой выплате фельдшеру Таисии Малиновской - далеко не единственный подобный прецедент в Калининградской области.

Например, почти год за право получить страховку боролась Екатерина Соловьева. Ее мама - врач-реаниматолог Калининградской областной клинической больницы Светлана Соловьева умерла в результате заражения коронавирусом, выхаживая пациента с положительным тестом в условиях обсерватора.

И если фельдшеру Малиновской отказывают из-за отсутствия доказанного источника заражения, то в случае с Екатериной Соловьевой ни она, ни ее сын (внук погибшего врача-реаниматолога) не признаны иждивенцами, которые могут претендовать на финансовую поддержку от государства.

Как пояснял адвокат семьи Соловьевых Владимир Середин, к президентскому указу № 313 прилагается перечень родственников медиков, имеющих право на компенсации.

- Там указаны супруги, родители, несовершеннолетние дети, иждивенцы. Иждивенец - термин юридический. И хотя Екатерина фактически жила на деньги матери, ни она, ни ее сын таковыми формально не считаются, а под другие категории попросту не подпадают, - комментировал адвокат.

Сама Екатерина Соловьева указывает на то, что она и ее несовершеннолетний сын жили в одном доме с мамой, вели одно хозяйство. Заработная плата Светланы Соловьевой была почти единственным источником дохода семьи. Женщине было 65 лет, она с 1988 года работала в отделении неврологии Калининградской областной клинической больницы. По мнению коллег, была сильным реаниматологом, спасла много жизней.