Общество30 сентября 2021 18:40

Жил от рейса к рейсу, тосковал без моря

Не стало летописца кругосветок «Крузенштерна» и «Седова» - замечательного фотографа Василия Семидьянова
Василий Семидьянов посвятил фотографии больше 30 лет жизни.

Василий Семидьянов посвятил фотографии больше 30 лет жизни.

Фото: пресс-служба БГА РФ

В Калининграде ушел из жизни известный фотограф, летописец кругосветок «Крузенштерна» и «Седова» Василий Семидьянов. Сегодня мы вспоминаем мастера, который 30 лет сотрудничал с БГА и чьи фотографии «Комсомольская правда» нередко использовала в публикациях.

«На променаде чувствую себя как на палубе»

Вот что говорит о Василии Семидьянове его друг и коллега - калининградский фотограф Игорь Зарембо.

- В нашей профессии остаются люди глубоко преданные и увлеченные ремеслом. Вася как раз был таким. Он был фанатично предан профессии, любил свою работу безгранично. И вот он взял тему «Крузенштерна» и «Седова». Честно говоря, он этим совершил человеческий подвиг. Он ходил в кругосветки, лазил по мачтам, выходил в море на шлюпке и снимал, снимал, снимал. Он проделывал это десятки и сотни раз. Всегда находил новые повороты, ракурсы и впечатления, - говорит Игорь Зарембо.

В кругосветку на «Крузенштерне» фотограф ходил, начиная с 1990-х годов.

В кругосветку на «Крузенштерне» фотограф ходил, начиная с 1990-х годов.

Фото: Василий СЕМИДЬЯНОВ

Игорь Зарембо вспоминает, как Василий выпустил громадную книгу с фотографиями, изданную БГА. Издание получилось замечательное. На фотографиях, конечно, паруса: надутые ветром, мокрые от дождей, горящие алым на фоне потрясающих морских закатов. Вообще, паруса для фотографа Семидьянова были чем-то большим, чем огромные полотна ткани. Это и надежда, и будущее, и движение. Это сама жизнь. Это философия.

- И вот, чтобы фотографировать эти самые паруса, Вася покупал самую совершенную фотографическую технику, не жалел средств. Он тратил сумасшедшие деньги на камеры и объективы. Зачем? Чтобы делать качественные снимки и радовать ими нас, - улыбается Игорь. - Он ценил свою работу и относился к ней очень трепетно.

Последние годы Василий Семидьянов жил с женой в Зеленоградске. И жил он от рейса к рейсу, как настоящий моряк. Тосковал без моря.

- Однажды я встретил его в Зеленоградске у моря, и он сказал мне такую фразу: «На променаде я чувствую себя как на палубе». То есть он гулял по берегу, а душой и мыслями был в море, - говорит Игорь Зарембо.

Автор уникальных снимков

Тепло вспоминает о Василии Владимировиче и ректор Калининградского государственного технического университета Владимир Волкогон, который был знаком с фотографом без малого 30 лет.

Ради хорошего снимка Семидьянов не боялся залезать на самую высокую мачту.

Ради хорошего снимка Семидьянов не боялся залезать на самую высокую мачту.

Фото: Василий СЕМИДЬЯНОВ

- Василий вел здоровый образ жизни, уделял этому большое внимание. В частности, он ежедневно проезжал на велосипеде не менее 10 километров. И вот накануне кругосветной экспедиции «Седова» 2019-2020 года он упал с велосипеда и повредил ногу. Несмотря на это, он не отказался от участия в рейсе. Прошел полностью весь цикл с декабря 2019-го до декабря 2020 года, включая проход «Седовым» Северного морского пути. Основные уникальные снимки трех парусников перед гонкой, посвященной 200-летию открытия Антарктиды Беллинсгаузеном и Лазаревым, принадлежат ему. Делал он эти снимки из рабочей шлюпки, - рассказывает Владимир Волкогон.

Он признается, что Василий Семидьянов был по-настоящему молод душой.

- Я не думал, что 22 октября ему будет 70 лет. Я всегда считал его моложе, потому что, когда вы общались с ним, создавалось впечатление, что рядом молодой человек. А познакомились мы в середине 1990-х, когда я был начальником Калининградского морского рыбопромышленного колледжа. Тогда у колледжа был юбилей, мне Василия порекомендовали как хорошего профессионала для подготовки буклета. С тех пор мы с ним регулярно общались. Это человек творчества! Он мог ради хорошей фотоаппаратуры снять с себя последнюю рубашку. Эта целеустремленность и профессионализм вели его по жизни. В общении с людьми он был прост, с ним было легко общаться и принимать решения. Мало того, любую критику или корректировку проектов или альбомов, он воспринимал конструктивно, совсем без обид, поэтому с ним было интересно работать над разными проектами по созданию фотоальбомов.

«Работал на историю, красоту и романтику»

Василий Семидьянов не был приходящим фотографом и уж совершенно точно не воспринимался чужим на борту «Крузенштерна» или «Седова». Он был неотъемлемой частью команды.

- В 2009 году, когда мы готовились к трансатлантической экспедиции на «Крузенштерне», ему предложили пойти не просто как специалисту по СМИ, а как члену экипажа. И он с радостью согласился. Прошел все виды морской подготовки, которая требуется для плавсостава. Так что он вел не только творческую работу, а был полноценным членом экипажа, трудился со всеми, - говорит Волкогон.

Фотографии Василия Владимировича отличались эмоциональностью и динамизмом.

Фотографии Василия Владимировича отличались эмоциональностью и динамизмом.

Фото: Василий СЕМИДЬЯНОВ

Итогом многолетней работы на парусниках стал огромный архив фотографий.

- То, что осталось в музеях «Седова», «Крузенштерна», в музее академии, который он создавал, и в архивах - это настоящее фотобогатство. Более того, в первой кругосветке «Крузенштерна» в 1995-1996 годах он участвовал как частное лицо, но впоследствии любезно предоставил академии все сделанные во время того рейса фотоснимки. Все годы нашего сотрудничества он творил, работал на историю, красоту и романтику, - подчеркивает Владимир Волкогон.

«Комсомольская правда» выражает соболезнования семье и близким Василия Владимировича.