Общество11 октября 2021 20:33

Опять уплотнительная застройка: Калининградцы протестуют против сноса старинного дома на Стекольной

На его месте застройщик планирует разместить очередную высотку
Жители соседних домов, обеспокоенные демонтажем и будущей застройкой, обратились в редакцию «Комсомолки».

Жители соседних домов, обеспокоенные демонтажем и будущей застройкой, обратились в редакцию «Комсомолки».

Фото: Иван МАРКОВ

«НЕ ТАКОЙ УЖ ОН И ЦЕННЫЙ»

В Калининграде уже в течение месяца сносят трехэтажный дом № 39/41 на улице Стекольной. Сейчас работы по сносу по неизвестным причинам приостановлены, поэтому жители соседних домов, обеспокоенные демонтажем и будущей застройкой, обратились в редакцию «Комсомолки». По их мнению, район уже перегружен высотками, ситуация с парковочными местами становится критической, и самое главное - из-за разрушения старинного здания Калининград снова теряет часть своей краснокирпичной идентичности.

Пока снесена лишь кирпичная пристройка.

Пока снесена лишь кирпичная пристройка.

Фото: Иван МАРКОВ

Старшая по дому № 122 на улице 1812 года Зоя Волкова рассказала, что пока рабочие успели разобрать советскую пристройку, хотя демонтаж проходит уже около месяца.

- До этого мы ходили к руководителю службы охраны объектов культурного наследия Евгению Маслову, заявление писали, - говорит Зоя Волкова. - Мы просили сделать две вещи. Во-первых, определить охранную зону нашего дома. Наш дом - это часть бывшего комплекса зданий приюта Дризена, построенного в 1890-1900 годах. С недавнего времени это выявленный объект культурного наследия. После 20 октября нам какой-то письменный ответ обещали. Во-вторых, мы просили и дом на Стекольной признать памятником. Однако нам сразу сказали, элементов уникальности дом не содержит.

Евгений Маслов факт обращения жителей в службу подтвердил.

- По этому дому за последние три года мы трижды отказывали, - сообщил Маслов. - Никого из заявителей не интересует сам дом как памятник - он только средство. Чтобы рядом не строили. Жильцы этого и не скрывают. Мы в такие игры, а, по сути, это один из вариантов коррупции, не играем. Да, дом на улице 1812 года - выявленный ОКН. Для выявленных ни защитные, ни охранные зоны не устанавливаются.

С мнением Маслова не согласна и активистка Анна Королева, которая также неравнодушна к сносу здания:

- Считаю, что это здание следует сделать объектом культурного наследия. Более того, необходимо пересмотреть законодательство относительно всех зданий старше 40 лет. Дом на Стекольной составляет ансамбль с застройкой Литовского вала и приютом Дризена. Это прекрасный образец кирпичного функционализма.

ДЕВЯТИЭТАЖКА В 32 МЕТРА ВЫСОТОЙ

Дело с расселением и сносом здания действительно запущено не вчера. Дом вместе с участком под ним несколько раз перепродавался то одному, то другому собственнику. Еще в августе прошлого года застройщик под названием «Первая сотня» (офис компании находится в доме № 75 на улице Судостроительной, а гендиректор - Николай Старчук) заявил, что желает построить на месте кирпичной трехэтажки девятиэтажный жилой дом высотой в 32 метра. Площадь участка, которую по планам займет высотка, - 2235 квадратных метров.

Одна высотка над двором уже нависает.

Одна высотка над двором уже нависает.

Фото: Иван МАРКОВ

- Как я понимаю, общественных слушаний никаких не было, - считает Елена Орлова. - Если они и были, никто из наших соседей о них не слышал. В своих письмах мы писали, что существующее здание крепкое, не аварийное, почти весь его декор целый. Кровля там новая, ее меняли относительно недавно, стеклопакеты также все хорошие.

- Да, но больше всего нас пугает плотность застройки! - берет слово Зоя Волкова. - Вы посмотрите, какая тут высотка уже есть, если еще один жилой дом появится, все будет запарковано. После открытия визового центра (благо он сейчас закрыт) жить тут стало невозможно - машины одна на одной стоят. Иногда даже пожарные машины из первой пожарной части еле-еле пробиваются. Кроме того, «Медэксперт» на Стекольной относительно недавно клинику свою открыл, у которой также много машин всегда. Мы обороняемся от чужих машин, покрышки вкапываем, а застройщик готов организовать всего 19 мест.

По общему мнению соседей, ломать дом нельзя.

- Его необходимо сохранить, - выражает это мнение Елена Орлова, - и в крайнем случае превратить в жилой дом. Пусть даже этаж или два достроят, но не ломают. Кроме того, поликлиники в нашем районе не хватает, да и других социальных объектов. Ближайшие поликлиники - на Невского и Краснопрудной. Жители всех домов, что выходят на Московский проспект, сейчас в эти две поликлиники и обращаются, там всегда очереди. А в тот же «Медэксперт» мы не обращаемся - это дорого.

К слову, один из жителей признался, что успел приобрести у рабочих часть строительных материалов.

- Купил я несколько бревен. Не я, так кто-то другой купит, - сообщил мужчина. - Я контактирую с неким Максимом, он все и продает - его фирма специализируется на демонтаже зданий. А вот кирпич приобретать не стал - дорого просит. Сначала по 12 рублей за штуку предлагал, а теперь, наверное, еще дороже. Но меня и первая цена смутила.

КСТАТИ

Из истории дома на Стекольной

По словам жителей, арендаторов в здании всегда была масса. Одно время его занимала служба судебных приставов, также там снимали офисы преподаватели иностранных языков, танцевальные группы, пошивочные мастерские, часть помещений занимали магазинные склады.

Юрий Смородин - один из старожилов двора, зажатого между улицами 1812 года и Стекольной. По его словам, на том месте, где сейчас стоит высотка с визовым центром, находилась фабрика мороженого.

- Я в 1950 году родился, и мы детьми бегали под окнами фабрики и мороженое просили, нам в окна его иногда выбрасывали. Что касается котельной с трубой во дворе, то она, если я не ошибаюсь, после войны уже не использовалась. Скорее всего, она отапливала все соседние дома, но в советские годы во всех здешних квартирах уже котелки стояли. Дома, кстати, восстанавливались работниками ЦБК, и весь этот район ими был заселен. Отлично помню, что в доме на Стекольной находился отличный галантерейный магазин, а как он съехал, началась чехарда и кто только в него не въезжал. Так до последнего времени и продолжалось.