2018-10-12T23:28:06+03:00
26

Как умудрились уничтожить древнейшую цивилизацию инков, и кому досталось их золото?

Как умудрились уничтожить древнейшую цивилизацию инков, и кому досталось их золото?Как умудрились уничтожить древнейшую цивилизацию инков, и кому досталось их золото?

Рассказывает этнограф, путешественник, директор Музея кочевой культуры Константин Куксин в эфире Радио "Комсомольская правда"

Как умудрились уничтожить древнейшую цивилизацию инков, и кому досталось их золото?

00:00
00:00

Баченина:

- Здравствуйте! В гостях у нас этнограф, путешественник, директор музея кочевой культуры, действительный член Русского географического общества Константин Куксин.

Куксин:

- Здравствуйте!

Баченина:

- Сегодня продолжаем нашу тему. Были у нас и монголы, о Чингисхане вы рассказывали, рассказывали о цыганах. А я хочу сегодня поговорить об инках. Мне любопытно. Вот если подойдет к вам человек, ну, путаем майя, ацтеки, инки, кто, где когда, кто что изобрел, на ком печать самых образованных, а на ком самых отсталых и кровожадных, вот какая-то такая иерархия, чтобы ввести в курс дела народ.

Куксин:

- Это верхушка айсберга – инки, ацтеки и майя. Это цивилизации, с которыми встретились испанцы, когда началась конкиста. У инков были десятки других культур, как и до майя до ацтеков. Потому что история цивилизаций Южной и Центральной Америки столь же древна, как и история цивилизация Старого Света. Надо сказать, что индейцы довольно поздно оказались в Южной Америке. Примерно 9-11 тысяч лет назад. И тут же едва пришли в Южную Америку и стали строить города, копать каналы и быстренько догнали все человечество. Молодцы.

Баченина:

- А кто был до них?

Куксин:

- А там никого не было.

Баченина:

- А они откуда пришли?

Куксин:

- Отсюда, из Сибири. С территории России.

Баченина:

- Да, там перешеечек был.

Куксин:

- Был Берингов перешеек. И во время ледникового периода они и перебрались, наши сибирские народы, и стали американскими индейцами.

Баченина:

- Курортники.

Куксин:

- Надо сказать, что часть ушла обратно. Не всем понравилось в Америке. Они живут у нас в Южной Сибири. Это тувинцы и алтайцы.

Баченина:

- А есть Южная Сибирь, оказывается?

Куксин:

- Есть. Такое парадоксальное название.

Баченина:

- Хорошо. Правду сказать, мы как-то путаемся. Кто кровожадный, кто изобрел колесо, у кого было много золота.

Куксин:

- Это штампы. Начнем с того, что кровожадными, наверное, стоит назвать ацтеков. У них были массовые человеческие жертвоприношения, тут даже испанцы, которые не были добряками, инквизиция свирепствовала, испанцев поражала эта бессмысленная жестокость, когда тысячам людей вырывают сердца, сбрасывают с пирамид.

Майя прославились тем, что разработали сложнейший календарь. Прекрасную письменную систему. Гении Мезоамерики. А инки создали самое большое в истории доколумбовой цивилизации государство.

Баченина:

- А каким образом у них это получилось?

Куксин:

- Можно так сравнить. Ацтеки похожи на Рим захватническими войнами. Майя и города-государства – это Греция. А инки – это Китай.

Баченина:

- Мне нравятся такие аналогии. Они же проводили какие-то войны или захватнические операции.

Куксин:

- Вся история – это история войн. Начнем с того, инки – это не народ. Инки – это название правящей верхушки. Название правящего клана. Инки – это сыновья Солнца. И дочери тоже.

Баченина:

- Это перевод?

Куксин:

- Инти – бог Солнца, инка – это сын Солнца. А народ, прежде всего, это кечуа. Индейцы кечуа, индейцы аймара и еще десятки других народов, которых инки покорили.

Баченина:

- А как они их покорили?

Куксин:

- У инков была голова. И великая миссия. Могу рассказать легенду, а потом расскажу, как это могло быть на самом деле.

Говорят, как-то отец Солнце посмотрел на Землю. И увидел в какой дикости и жестокости пребывают люди. И сердце отца Солнца исполнилось состраданием. И он отправил на Землю своих детей Манко Капака и Маму Окльо. Дети Солнца и Луны, брат и сестра, муж и жена вышли из вод священного озера Титикака. И отец Солнце дал своему сыну Манко волшебный жезл. И сказал, сын мой, где жезл с легкостью войдет в землю, построй город. И научи людей как жить под лучами отца Солнце.

Долгим был путь Манко Капака и Мамы Окльо. Повсюду Манко пытался воткнуть жезл в землю. Она была каменистой. И лишь в долине реки Урубамба жезл с легкостью ушел в землю. И там Манко Капак поставил соломенную хижину для себя и своей жены. И назвал это место город Куско, что значит в переводе с кечуа «пуп Вселенной». И вскоре они любовью, заботой привлекли к себе людей, научили им закону и справедливости, как жить по-человечески. И люди приходили, Манко Капак учил их. И основал династию. Куско. Возникли инки и стали править страной, которую назвали Тауантинсуйю, что в переводе с кечуа «четыре стороны света, соединенные воедино».

Баченина:

- Кечуа – это у нас язык?

Куксин:

- Это народ.

Баченина:

- А управляет ими клан, которого надо называть инки.

Куксин:

- Да.

Баченина:

- А вот вы сказали странную фразу «брат и сестра, муж и жена».

Куксин:

- Да. Как у египетских фараонов, да, родные.

Баченина:

- То есть, им нельзя было разбавлять кровь.

Куксин:

- Женой правителя могла быть только его родная сестра.

Баченина:

- А как им удалось просуществовать довольно долгое время?

Куксин:

- Ой, инки! Да правили-то они, по сути, сто лет с небольшим.

Баченина:

- Все-таки вырождались, каких-то ошибок понакопилось.

Куксин:

- Мало кто знает, что Сара была родной сестрой Авраама. А потом они женились на двоюродных сестрах в еврейской истории.

Баченина:

- Вы меня все именами кормите, а я вас биологической научной точкой зрения.

Куксин:

- Для того, чтобы человек выродился, должно пройти значительное время. А цивилизации тогда долго не существовали.

Баченина:

- Я знаю, что египетские фараоны, они народу-то не особо показывались. И народ их знал по статуям, по каким-то другим изображениям в храмах. А инки, они своему народу показывались?

Куксин:

- Инки показывались.

Баченина:

- В каких случаях?

Куксин:

- В случаях праздников.

Как могло быть на самом деле? Потому что это легенда о цивилизаторской миссии, что мы такие хорошие и пришли всех осчастливить. В этом плане инки молодцы.

Баченина:

- Политика прямо. Пропаганда.

Куксин:

- Правильно. Мы несем добро. Вот ацтеки, они так не поступали. Они просто силой давили. И сердца вырывали. Майя тоже добряками не были. У инков же человеческие жертвы, скорее, редкость. Ну, не из гуманизма, а из рационализаторских соображений. Люди – это работники, налогоплательщики, зачем у них сердца вырывать?

Как могло быть на самом деле? Инки, похоже, это одна из групп кечуа. Кечуа раньше были кочевниками, скотоводами. Засуха, они спустились в долины и начали воевать с земледельцами. И построили города Мачу-Пикчу, Куско и другие. И так получилось, что город Куско был вовсе не центром мира, он был на окраине. И все удары врагов принимал на себя. А главными врагами были чанки – воинственное племя. Даже не племя, а народность, тоже достаточно развитая, города строили. Инки все время были форпостом, они все время защищали кечуа. И все понимали, что падет Куско, чанки наваляют всем. Поэтому Куско, во-первых, имел хорошую армию, которая все время в сражении воевала. Город имел право требовать от других городов-государств помощи, ведь чанки общие враги. И, возможно, на этом и сыграли инки. Когда к власти пришел молодой правитель Пачакутек, напали чанки. Все, в Куско тревога, верховный правитель бежит. Ну, у него имя было странное – Аваруакак – плачущий кровью. Видимо, плохое имя для правителя. В общем, струсил и сбежал. Скорее всего, потом назвали. И молодой Пачакутек принимает власть, организует оборону. И был великий бой с чанками. Инки потеряли 8 тысяч, чанки 12 тысяч. И были разбиты. И город Куско спас все кечуа. И Пачакутек стал говорить, ребята, давайте добьем чанков. И воины пошли за ним, потому что он герой.

Постепенно Пачакутек обороны превратил в нападение, разбил чанков, завоевал царство Колья. И когда другие правители спохватились, Пачакутек был настолько велик, что никто не мог бросать ему вызов.

Баченина:

- Такая ценность, что вы многое повидали своими глазами. И прошли через это. Действительно, такого в книгах не почитаешь.

Инки. Вы меня поразили этими цифрами, сказав, что армия в 8 тысяч, с другой стороны 6 тысяч. Я думала, что это чахлые деревушки, а там по несколько тысяч народа.

Куксин:

- Народ кечуа всегда был многочисленным народом. Сейчас их 26 миллионов человек. Это самый многочисленный индейский народ. И ребята, которые могут возвести огромные каменные крепости из блоков размеров с трехэтажный дом, вопрос как они это делали? Ну, известно, голыми руками. Но это великая цивилизация. Не потому, что они ворочали каменные блоки весом в сотни тонн, а потому что они сумели организовать людей на эти стройки.

Баченина:

- А известно ли, как у них была устроена государственность?

Куксин:

- Про инков мы знаем очень много.

Баченина:

- Почему мы знаем меньше про майя и ацтеков?

Куксин:

- Нет, так же много. Я имею в виду, что цивилизации, которые были до инков. Про майя мы знаем еще больше. Потому что у них была письменность, а у инков не было. При всем величии этой культуры, они не создали ни одной письменной системы. Есть даже версия, что они ее запретили. Инки – это абсолютно тоталитарная империя. Абсолютная вертикаль власти. Сапа Инка – в переводе «единственный». Сын Солнца – одно, Сапа Инка – один. Дальше инки – чиновники, золотые диски в ушах, символ принадлежности к этой касте. И дальше иерархия простраивается.

Баченина:

- Получается, что монархия.

Куксин:

- Абсолютная теократическая монархия. Он не только правитель, но и сын Бога. Абсолютная власть. Инка не мог ошибиться. Он был святой.

Система была устроена следующем образом. Все населения империи, а к приходу испанцев в ней жило от 13 до 15 миллионов человек от Эквадора до Южной Чили. Инки полагали, что владеют всем миром. С одной стороны Тихий океан, дальше Амазонская сельва. Там только индейцы, которые с духовыми ружьями бегают. Они покорили весь мир. И они создали гениальную систему управления.

Все население делилось на пятерки, десятки, сотни, тысячи и так далее. Главой семьи был пурех – мужчина и хозяин семьи.

Куксин:

- Это в переводе «мужчина»?

Куксин:

- Это крестьянин. У него была жена и дети. И вот пятеро пурехов выбирали себе начальника пятерки. Чисто демократия. Потом начальника десятки, начальника сотни. Вот над сотней пурехов уже ставили наследственного правителя курана. Система абсолютная. И дальше по вертикали вверх.

Баченина:

- Это пирамида.

Куксин:

- Абсолютная власть.

Баченина:

- Когда все понятно, кто и кем правит.

Куксин:

- И вместо письма инки ввели кипу – узелковое письмо. Кипу – это не письмо в нашем понимании. Это, скорее, счетно-вычислительная машина. Была юпана. Представляете каменные счеты с отверстиями, куда можно зерна фасоли класть. И считать. Только еще трехмерные в виде пирамиды. Там миллионы комбинаций можно обрабатывать.

И вот на юпане считают. Была должность кипукамайок. Он был в каждой деревне. Из пятерки пурехов один кипакамайок.

Баченина:

- Счетовод.

Куксин:

- Да. Вот мы собрали столько зерен кукурузы, клубней картофеля, он на юпане посчитал и в кипу завязал узелочки разной формы. Отправил камайок десятке.

Баченина:

- А почему есть версия, что они могли запретить письменность?

Куксин:

- Расскажу. И, допустим, Сапа Инка хочет узнать у главного кипукамайока, сколько клубней картофеля собрали в городе? Кипу – раз. Вот столько-то миллионов клубней.

Абсолютный контроль. Государственные склады поражали воображение. Испания в то время была воинственная, но нищая страна. Они увидели склады государственные, где на 15 миллионов человек на шесть лет был запас сушеного картофеля и зерна. Если вдруг что случится, неурожай или голод, шесть лет империя могла кормить свой народ.

Вдумайтесь, какая забота! Это поражает!

А почему есть версия о запрете письменности? А зачем писать? Ведь если люди будут грамотными, ведь какой-то особо грамотный может на заборе написать, скажем, долой Сапа Инку!

Баченина:

- По-вашему, они об этом задумывались?

Куксин:

- Разумеется.

Баченина:

- Я их почему-то дикарями представляю, а когда вы рассказываете, мне становите неловко.

Куксин:

- Это величайшая цивилизация.

Баченина:

- А оружие?

Куксин:

- Инки ничего нового не изобрели. Оружие было достаточно примитивным. Главным оружием была макана – это дубина с бронзовым или каменным навершием, которой проламывали череп. У Сапы Инки все оружие было из золота.

Баченина:

- Тяжеловато.

Куксин:

- Это оружие ближнего боя. Деревянная палка, а сверху золотой набалдашник. Были копья длинные и щиты. Но главным оружием дальнего боя была праща. Примитивная праща, которой до сих пастухи пасут лам и альпак.

Они метали камни с высочайшей точностью, причем, Сапа Инка метал золотые ядра. Инки верили, что золото – это пот божественного Солнца, а серебро – пот Луны. Сын Солнца метал золотые снаряды. Некоторые говорят, что у Франциска Писарра, конкистадора, который завоевал империю, погорячился. Ведь испанцы так это золото и не нашли, они получили копейки.

Баченина:

- Там же несколько тонн!

Куксин:

- Нет, там сотни тонн. Но Манко Капак-второй поднял восстание, Альмагро сказал, привез мешок кукурузы, одно зернышко бросил конкистадору: вот то, что вы забрали. А это золото, которое осталось у нас. Где оно? До сих пор никто не знает.

Баченина:

- Мы до этого дойдем. С этими именами с ума сойти можно!

Куксин:

- Некоторые историки говорят, вот чего Писара сделал? Зачем он захватил все? Надо было просто злить Сапу Инку. Он бы кидал в испанцев золотые ядра. И весь золотой запас оказался бы в руках испанцев. А сейчас его ищут и найти не могут.

Да, правитель сражался золотым оружием. У других народов Анд было то же самое оружие. Инки побеждали за счет организованности. Например, они всегда трижды объявляли войну. Зачем? Отправили гонцов: мы объявляем войну. Все напряглись. Второй раз через несколько месяцев объявляют войну. Проверяем, они как разведчики работали в конце: как готовятся к обороне, созрел ли урожай. И третий раз объявляем войну. На самом деле, многие после этого сдавались. А кто не сдавался, инки нападали всегда так, чтобы урожай еще не был собран. И для того, чтобы всех напугать и согнать внутрь крепости, чтобы партизан ловить по горам не приходилось. А так все внутри города, там голод, мы кушаем кукурузу и картошку, которая дозрела, пока мы их окружили. И город пал.

Баченина:

- Я читала, что и это не все. Когда народ сдавался, они оставляли у власти чиновников на своих местах.

Куксин:

- Инки как поступали? Даже если народ не сдавался, все равно правящую верхушку не трогали. Как помазанник божий. Почему? Если мы перебили всю власть, поставили инков, народ роптать начнет. А так мы оставляем ваших наследственных правителей. И они правят. Просто рядом с местным царьком будет находится инка, который будет помогать. Это как в советской системе. Республиками руководили национальные кадры, но рядом был товарищ из Москвы. И до сих пор так управляется Китай.

Баченина:

- А по поводу оружия и захватнических походов мы выяснили. А что касается дорог, больниц, водопроводов? Это все там было?

Куксин:

- Разумеется. Причем, было построено по последнему слову техники.

Баченина:

- Я читала, что выяснили ученые антропологи, что хирурги у инков делали операции лучше, чем в Америке в двадцатом веке. Нейрохирургия.

Куксин:

- Да. Что инки? Инки – это верхушка. Задолго до инков, еще до нашей эры культура Наска, культура Паракас, особенно Наска делали трепанации черепов при жизни. Сложнейшими инструментами. Вопрос зачем? Все черепа с трепанациями, когда выпиливался кусок косточки и вставлялась золотая или серебряная пластинка, обычно золотая, они сделаны на очень знатных людях. Судя по всему, жрецах. Причем, человек переносил две-три прижизненные трепанации. И оставался в живых. 85% выживало после этих операций.

Баченина:

- Как они обезболивали?

Куксин:

- Были разные обезболивающие препараты. Допустим, кока была доступна. Кактус Сан Педро.

Баченина:

- Антропологи писали, что они меняли формы черепов.

Куксин:

- Это не инки. Это до инков. Это культура Паракас. Это майя. Когда ребеночек, косточки еще подвижные, две дощечки. И когда видишь в музее эти черепа, понимаешь, что это инопланетяне!

Баченина:

- Мы говорим про инков, но постоянно перекидываем мостик то к майя, то к ацтекам. В нашем трехмерном понимании этой доколумбовой эпохи все равно они перемещаются как шашки по полю.

Куксин:

- Они никогда не пересекались. Мостик мы перекидываем к предшественникам инков.

Баченина:

- Про черепа вы сказали.

Куксин:

- Это удлиненные черепа как у инопланетян изображают.

Баченина:

- Зачем народы до инков деформировали черепа?

Куксин:

- Потому что это считалось красивым, наверное.

Баченина:

- Красиво.

Куксин:

- И не стоит забывать, что все культуры доколумбовой Америки были абсолютно ориентированы на иное. Это были религиозные культуры. Их города – это не были города в европейском понимании, это были религиозные центры. Религия пронизывала все сферы жизни индейцев. Каждый шаг их был религиозным актом. И непонятно, зачем эти трепанации. Первая версия была – ударили палкой по голове маканы, косточка проломилась, паралич, врач извлек. И все. Но это жрецы. Они не особо воевали-то.

Есть версия, что участки костей черепной коробки снимались для усиления паранормальных способностей. Известные галлюциногены постоянно использовали индейцы, трансовое состояние. И это жрецы. Кактус Сан Педро – мощный галлюциноген.

Баченина:

- Это название кактуса?

Куксин:

- Да.

Баченина:

- Выглядит как текила.

Куксин:

- Возможно, для того, чтобы как-то выйти из тела и иначе смотреть на вещи.

Баченина:

- Эта заплатка в черепе из золота...

Куксин:

- Мы не знаем, как они воздействовали. Но то, что были сложнейшие хирургические инструменты, делались полостные операции, были известны не только различные иглы, кстати, швы сшивали головами муравьев крупных.

Баченина:

- Головами муравьев?

Куксин:

- Крупный муравей. С полмизинца. Нужно рану зашить. Муравья сажаем на рану, отрываем голову. И у него рефлекторно челюсти соединяются. И у вас такие головки муравьев. Это лучше, чем нитками шить.

Баченина:

- Вы не шутите?

Куксин:

- Это правда. Они использовали зажимы для сосудов. Начало первого тысячелетия до нашей эры. И чтобы кровища не хлестала, сосуды зажимали специальными зажимами, и делалась операция. Это современная хирургия. И это очень высокий уровень.

Баченина:

- Потрясающе.

Куксин:

- Инки весь этот багаж взяли и использовали. Инки заботились о здоровье населения. Не потому, что они гуманисты, они были расчетливыми хозяевами. И людям делалась профилактика всяких зубных болезней, чтобы зубы были здоровыми до старости. Обязательное промывание кишечника регулярное, здоровое питание. И у инков все было бесплатно. У них не существовало денег.

Баченина:

- У них был натуральный обмен.

Куксин:

- Некоторые называют это «индейский коммунизм». Он был для всех, кроме инков. Потому что инки были над всем этим. У инков был очень простой закон для своих подданных, вернее, три закона. Не лги, не воруй, не ленись. Вот и все.

Баченина:

- Известно ли… А что известно? Они же записать не могли.

Куксин:

- Испанцы записали очень хорошо.

Баченина:

- А что сколько стоило и на что меняли?

Куксин:

- Ничто ни на что не менялось. У инков была жесткая распределительная система.

Баченина:

- Если я крестьянин, то где мне взять материал для того, чтобы сшить одежды?

Куксин:

- Как? Ты обращаешься к камайоку. Говоришь, мне нужно столько полотна, столько шить. Он проверяет, действительно. Идешь на склад и бесплатно получаешь.

Баченина:

- Это как в воинских частях было. Когда они в ГДР стояли.

Куксин:

- Империя инков – это огромный отлаженный человеческий муравейник. Например, обычная семья садится за стол есть. Двери дома должны быть широко распахнуты, чтобы чиновник, проходя, мог заглянуть. Всего ли хватает, нет ли излишков? Там все было под контролем. И никто ни в чем не нуждался.

Крестьянин обрабатывал три поля. Была трехпольная система. Поле его самого, его семьи. Поле Солнца. И поля Инки. Две трети урожая он отдавал империи. Эти две трети, которые шли в налоги, использовались для поддержания малоимущих, калек, сирот, на содержание армии, двора и так далее. При этом где-то два месяца в году пурех обязан был отработать на мите. Мита – это как барщина. Мужчины шли на миту – стройка дорог, мостов, прокладка тоннелей, любые общественные работы. Надо сказать, что миту потом испанцы переняли. Правда, если у инков месяц человек работал, у испанцев 12 месяцев, пока не умирал.

Баченина:

- Европейцы особый народ…

А что делал царь?

Куксин:

- Инка? Управлял.

Баченина:

- Как он управлял?

Куксин:

- Инка тоже должен был работать. Скажем, Инка начинал все сам, допустим, нужно начать посев кукурузы. И на свое поле у храма выходил инка с золотой палкой-копалкой, а у него все из золота, и рыхлил землю на своем участке. Он с сыновьями и сажал кукурузу. Картошку сажать? Инка сажал первый клубень. Стрижка ламы? Он стриг первую ламу. Короче говоря, правитель, прежде чем стать правителем, должен был освоить ремесла своих подданных. Это очень грамотно. Потому что если правитель не знает, чем занимаются подданные, у него будут какие-то иллюзии в голове.

Баченина:

- Он был женат на своей сестре?

Куксин:

- На своей сестре всегда. Но при этом были еще дома невест Солнца. Самых красивых, ярких и искрометных девчонок отбирали где-то в три-пять лет в аклии. Аклия – это невеста Солнца. Это были такие женские монастыри. Там девочкам давали блестящее образование. И потом лет в 12-13 смотрели. Часть девочек отправляли обратно к родителям, а самых оставляли аклиями. В эти дома невест Солнца мог заехать, собственно, Инка. И выбрать себе любую понравившуюся девушку.

Баченина:

- Они понимали, что нужно как-то генофонд разбавлять.

Куксин:

- Разумеется. Этих аклий могли подарить в качестве награды как жену военачальнику не Инке. Это был высший знак доверия. Но при этом эти девушки – невесты Солнца – блестяще образованные, все равно работали. Ткацкие мануфактуры, они ткали очень дорогую ткань, которую надевал Инка и его приближенные.

Рачительный подход. Даже невесты Солнца работали! Это все объясняет в империи.

Баченина:

- Дороги и водопровод. Это мы еще не затронули.

Куксин:

- Дороги. Они поражают воображение. Они поразили не только меня. И испанцев. Испанцы приехали и увидели огромные дороги. Ширина восемь метров, немного полукруглая с канавками, чтобы уходила вода.

Баченина:

- Они мощены камнем?

Куксин:

- Огромными каменными плитами, подогнанными так, что лезвие бритвы не войдет. Общая протяженность дорог более 40 тысяч километров. Длина основных магистралей, самая длинная 5.600 и 5.200. Это как начнется в Москве и закончится в Забайкалье. До постройки Транссибирской магистрали дорога Уайна Капак была самой длинной дорогой в мире.

Баченина:

- Она была построена инками еще?

Куксин:

- Инки это строили. В пустыне.

Баченина:

- А где они эти плиты брали?

Куксин:

- В горах. Это Анды. Если дорога шла по побережью, высокая стена, чтобы дорогу песок из пустыни не заносил. В горах, я шел по этим плитам, испанцы писали, что даже римские дороги по качеству хуже.

Тоннели. Если гора, то насквозь. Гора-лесенка. И поражают воображение висячие мосты. Самый известный мост над рекой Апуримак.

Баченина:

- А как они их строили?

Куксин:

- Огромные канаты протягивали длиной сотни метров. Висячие мосты. Причем, у инков канаты менялись каждый год на всякий случай.

Пришли испанцы и с 1350 года какой-то там канат не менялся. Рухнул этот мост в тысяча восемьсот каком-то году, провисев пятьсот лет без ремонта.

Баченина:

- Я всегда поражалась подвесным конструкциям. А как вот эти могли перемахнуть через какое-то ущелье? И что-то там еще. Меня это поражает.

Куксин:

- Самое удивительное – эти дороги не знали колеса. Ни колеса, ни гончарного круга индейцы не знали.

Баченина:

- Только ноги.

Куксин:

- Передвижение армий, стада, гонцы. Вдоль дорог были постоялые дворы, где гонец, любой человек мог получит все необходимое. Инки не могли бы править империей, если бы не создали гениальную систему почтовой связи. Эта связь работала быстрее, чем современная почта Боливии, потому что сообщение из города Куско в город Кито, две с половиной тысячи километров, шло пять дней. Выбирали самых быстроногих юношей. Они служили, как служба в армии, гонцами. Каждый гонец бежал от двух с половиной до пяти километров. Причем, бежал он на высоте до пяти километров и со скоростью, которая превосходит скорость бега современного чемпиона мира, правда, постоянно жевал листья коки. Допинг. И он нес сообщение в Кито. В узелках и это все было зашифровано. И устное послание, которое было ключом. Почему сейчас кипу не могут расшифровать? Устные послание не сохранились.

Он бежит. Рядом с ним выбегает следующий. Эстафета. Они бегут вместе, тот ему передает кипу и эту частушечку в стихах, чтобы было проще запомнить. Потом тот падает, следующий бежит свои пять километров. Рядом бегут с другим, тот передает. И так они бежали. Причем, кипу, чтобы не запуталась, если кипа запутается, у инков было одно наказание за все – смертная казнь.

По цвету сумочки на груди гонца определяли важность сообщения. Синяя, зеленая сумочка – это обычная почта, желтая – наследника трона, красная – послание самого. И если бежал гонец с красной сумочкой на груди, даже стоит войско, там кричат: послание единственного! Тут же воины расступаются мгновенно. И он пробегает между рядами воинов. И все салютуют ему, гонцу великого Инки.

Баченина:

- А как они, голыми бегали? Жарко.

Куксин:

- Нет, на высоте пять километров не жарко. Я работал там в разгар лета, так у нас зимой вода замерзала ночью.

У инков была очень простая одежда. Усуты – сандалии из кожи лам, затем унка – небольшая рубашка чуть ниже колен или до колена. И безрукавка такая. И налобная повязка. У женщин длинное платье до щиколотки.

Баченина:

- Костя, я вот думаю, что я еще не спросила. Другую стороны медали. Они и врачевание переняли у предыдущих народов, не убили, не растоптали его и культивировали. Дороги, почта, войска, не было письменности, но общались при помощи узелков.

Вы сказали, что наказание одно – смертная казнь. Были ли человеческие жертвоприношения?

Куксин:

- Человеческие жертвы были, но эпизодические. Не все народы имеют традицию человеческих жертв.

Были. Причем, жертвы из гуманизма. Одурманивали кокой и потом умерщвляли. Но это всего несколько случаев. Это не массовые жертвы.

Если бы инкам потребовалось для завершения цели принести в жертву хоть целый народ, они спокойно и рационально сделали бы это. Как они с чанками разделались. Остатки бежали в Амазонию и там затерялись. Но инки просто думали: зачем жертвы людей, когда их можно использовать на работах? И в то же время абсолютное бесправие простых людей. Человек ничего не решал. У него было одно право – не умереть от голода. Эт право инки предоставили. Для 14, 15,16 веков это уникальное право. Европа с голоду умирала. Но при этом даже жену не всегда себе пурих мог выбрать.

Баченина:

- А кто за него выбирал?

Куксин:

- Если он затянул, у них вся жизнь длилась на улице. Улица Колыбели, улица Ползающего ребенка, улица Играющие дети, улица Охотника с силками. По сути, план города был перенесен на жизнь человека. Улица Исполняющего приказы, улица Пуреха, улица Пожилого человека и так далее. И человек шел, четко возраст наступает, детство кончилось. И ты должен охотиться. Или ту служишь в армии. И мужчина должен был жениться до 25 лет. А учитывая, что он служил в армии долгое время или был гонцом, работал на стройках, то у него времени всего ничего.

Девушкам была поблажка. С 18 до 25 она должна была выйти замуж. Да, обычно находили в своей деревне пару, но если они затянули, то просто приглашали, так, быстренько вот этих поженить. Нам нужны дети. Это работники.

Такая схема. Никакой свободы в этой стране не было. Но наказания были справедливыми. Например, за воровство смертная казнь, ложь – смертная казнь, за все. И тут выясняют инки, что человек украл, потому что он был голоден. Казнят не его. А чиновника, который довел человека до такого состояния. Чиновников казнили публично. Если он проворовался, по его вине что-то произошло, погибли рабочие на стройке, голод, неурожай, приводили чиновника и на его спину сбрасывали многопудовый камень. В лепешку.

Баченина:

- Быстро.

Куксин:

- И назидательно. Другие чиновники посмотрели, и будут думать, воровать ли у простого пуреха или не воровать?

Баченина:

- А обычных виновных как умерщвляли?

Куксин:

- Если человек совершил преступление против общины, а община была главным, у инков не было рабства, но община – это несколько десятков семей, которые живут вместе, родственники, это было коллективное. Это было неделимое. Если переселяли, то только общиной. Работа для всей общины. Как русская крестьянская община.

Если преступление против общины, то просто человек садился на корточки в центре, его выводили за поле, на нейтральную землю. Все вставали вокруг, брали камни и побивали камнями.

Баченина:

- Как это жестоко!

Куксин:

- Как в древней Палестине. Вся община, чтобы не было кровной мести, казним всем миром.

Баченина:

- Но он всегда чей-то родственник.

Куксин:

- Конечно.

Баченина:

- А праздники у них были?

Куксин:

- Были. Причем, каждый месяц обязательно был государственный праздник. Чтобы народ отдохнул и повеселился.

Баченина:

- Но календаря-то не было!

Куксин:

- Как это не было? Точнейший календарь был у майи, по его календарю можно сейчас спутники запускать.

У инков был очень точный календарь. И все начиналось с дня солнестояния. Была специальная должность наблюдающего за солнцем. Парень смотрел, когда солнце коснется специального камня. И с точностью до минуты определяли солнцестояние. Праздник Солнца – гуляла вся империя. И дальше каждый месяц какой-то праздник. Народ пил алкоголь…

Баченина:

- А какой алкоголь?

Куксин:

- Кукурузное пиво, кукурузную водочку.

Баченина:

- А деликатесы какие?

Куксин:

- Мясо ламы, альпаки, морские свинки были лакомством.

Баченина:

- Хотела бы попробовать.

Куксин:

- Очень вкусные.

Причем, праздники организовывались масштабно, красочно, бежали с факелами люди, все озарялось огнем. Праздник избавления от болезней, когда сбрасывали с себя все дурное, сжигалось на кострах. И в каждом городе была площадь Радости. Для массовых гуляний.

Баченина:

- Как все это величие смогли разрушить испанцы?

Куксин:

- Я бы в отдельной передаче рассказал о конкисте, потому что это драматический период истории. Описать героев и негодяев той истории, которая разворачивалась в 13 столетии.

Баченина:

- Что такое конкиста?

Куксин:

- Конкиста по-испански – это завоевание. Конкистадор – это завоеватель.

Это процесс, который продолжает реконкисту, отвоевание у арабов испанских земель. Это отдельная история.

А погубила инков вертикаль власти. Франциско Писарро захватил в плен верховного правителя. И империя была парализована.

Баченина:

- То есть, нет ручек – нет мультиков.

Куксин:

- Верховный Сапа Инков в плену у испанцев.

Баченина:

- А как он его захватил?

Куксин:

- Обманом. Он согласился принять Писарро в городе Кахамарка, где он отдыхал на водах. И Писарро, выстрелив из пушек, использовав конницу, а пушек индейцы не знали, сумел перебить шесть тысяч, а испанцев было 160 человек, лучшей гвардии правителя. Они перебили их всех. И лишь один испанец был ранен. Франциско Писарро рану получил от своего солдата, защищая Сапа Инку Атуальпу, которого солдат хотел убить. А Писарро он нужен был живым. Это удивительная битва.

Баченина:

- 160 человек на несколько тысяч!

Куксин:

- Да. Пускай испанцы в железных кирасах, но они были уставшие и изможденные.

Баченина:

- Не на своей территории.

Куксин:

- А рядом стояла 50-тысячная гвардия еще.

Баченина:

- Они испугались. Когда ты видишь впервые лошадь, слышишь грохот пушки, наверное…

Куксин:

- Там была такая теснота на площади, что индейцы не могли нормально работать оружием. Испанцы их рубили направо и налево. И когда верховный был пленен, все! Низшие инки, правитель молчит, что делать? Мы не знаем! Мы не решаемся без него, пока он не скажет, мы ничего не сделаем. И вся эта вертикаль власти замерла. И Писарро потребовал выкуп. Они были в огромном зале дворца, правитель говорит, если ты отпустишь меня, я принесу тебе золото по колено. Писарро ухмыльнулся. Достал свой длинный меч, провел черту под потолком, говорит, вот столько.

И пошли караваны, ламы груженные золотом. Для инков это была мелочь.

Писарро не сдержал слова. Правитель был казнен.

Баченина:

- Он отрубил ему голову?

Куксин:

- Нет. Его должны были сжечь. Причем, обвинения предъявили, инквизиция судила: многоженство, неверие в бога, язычество. А главное – плохое управление финансами империи. Нормально? Ты за свой выкуп столько денег государственных потратил!

Священник говорит, если ты примешь христианскую веру, то тебя просто задушат. И он крестился. Его имя в крещении Хуан де Атуаль. И был задушен.

Писарро посадил на трон другого инку.

Баченина:

- Это был его сын?

Куксин:

- Нет. Ату Альпо был незаконным наследником. У его отца было две жены. Одна его сестра в Куско, а другая возлюбленная, любовь всей его жизни, дочь правителя Кито. И Ату Альпо был сыном любимой женщины. И к тому же он был боевым полководцем. Он сумел свергнуть законного наследника. И испанцы пришли, когда была гражданская война.

Баченина:

- С этого начинается новая история. Об этом надо рассказывать в отдельной программе.

Куксин:

- О конкисте и о том, как пали замечательные и величайшие государства.

Баченина:

- Спасибо!

26

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия 8 (4012) 92-1072+7 963 738 1072
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ