История современности

Печенье, хоралы и гирлянды на улицах: Как отмечали Рождество и Новый год в Кенигсберге и Восточной Пруссии

Праздничная атмосфера царила несколько недель, а шумные гуляния проходили повсеместно
Катание на санках в парке королевы Луизы (нынешний Центральный парк Калининграда).

Катание на санках в парке королевы Луизы (нынешний Центральный парк Калининграда).

Фото: Bildarchiv

Городские огни

Как и все христиане, жители Восточной Пруссии главным зимним праздником считали вовсе не Новый год, а Рождество, готовиться к которому начинали аж за четыре недели. Отсюда понятие «адвент», подразумевавшее оставшиеся до Weihnachten воскресные дни. На адвенткранц - рождественский венок из еловых лап - ставили четыре свечки, каждое воскресенье зажигая очередную.

Украшенные праздничной иллюминацией улицы Кёнигсберга и снежные сугробы на них.

Украшенные праздничной иллюминацией улицы Кёнигсберга и снежные сугробы на них.

Фото: Bildarchiv

Даже праздничную елку тогда правильней было называть не новогодней, а рождественской. Главной в Кенигсберге считалась та, которую устанавливали перед замком на Мюнценплатц (сейчас это часть Центральной площади у Дома Советов). Хотя самой высокой традиционно была елка на Альтштадском рынке (сегодня - отрезок Моспроспекта между Центральной площадью и Преголей), которая достигала высоты третьего этажа. После ввода в обиход электричества на елках и вдоль улиц стали развешивать гирлянды из разноцветных лампочек. Иногда таким вот образом иллюминировался весь Форштадт - теперешний Ленинский проспект на протяжении от эстакадного моста до улицы Багратиона.

Вспоминая о родине

О том, что значило Рождество для пруссаков, удивительным образом умудрявшихся соединять в себе воинственность и сентиментальность, можно попробовать представить по рассказу Ингетруд Липпманн, бывшей жительницы Кёнигсберга. Вот как она описывает последнее Рождество в родном городе, которое семья восьмилетней девочки отмечала в 1944 году.

Семья Хайнниш-Райхерт из Лабиау (теперь - Полесск). Рождество 1939 года.

Семья Хайнниш-Райхерт из Лабиау (теперь - Полесск). Рождество 1939 года.

Фото: Bildarchiv

«Как обычно, за несколько недель до праздника мама сэкономила из приобретенных по нашим продовольственным талонам продуктов некоторые ингредиенты для выпечки печенья. Мама, мой брат и я испекли пакетики, наполненные вареньем из четырех фруктов. Они предназначались для красочной тарелки на Рождество. Аромат тянулся через весь дом, а еще горячие крошки были такими вкусными, что ожидание праздника казалось еще более долгим. Вечером отец пришел со службы, и после морозного воздуха рот его от восхитительного запаха наполнился слюной. Папа глубоко втянул носом воздух и произнес:

- Восхитительно! Новогодние пекари постарались от души!

Наступил Святой день, и после полудня, как обычно, пришли мои бабушка и сестра мамы. Доехать до нас на трамвае было уже очень сложно, ведь много чего в центре города пострадало от бомбежек, в том числе и трамвайные рельсы. После обеда мы всегда все вместе ходили на богослужение в Оттокар-кирхе (находилась на современной улице Тельмана, ныне не существует – Ред.). Недалекий путь по глубокому снегу проходил через дорогу и церковную площадь. Колокола звонили так же красиво, как и всегда. Священник молился вместе с нами о мире. Многие утирали слезы.

После службы мы с братом нетерпеливо ждали подарков. Моя кукла, как и каждый год, получила новое платье, а для брата под елкой стояла самодельная деревянная машинка. И, наконец, печенье! Но в этом году все было несколько иначе. Я заметила, что наша семья до вручения подарков не спела ни одной песни. Тем не менее, мы наслаждались светом и ароматом горящих свечей на елке и на праздничном столе. Папа иногда опускал маленькую еловую веточку в пламя свечи. Так всегда пахло только Рождество. Многое было как раньше, но кое-что, все же, было как-то по-другому. Обычно мы говорили о предстоящем катании на санях и о новогоднем представлении, а этом году - только о неизбежном вскоре бегстве».

Коньки, санки и лыжи

В отличие от семейного праздника Рождества, Новый год было принято встречать в дружеской компании. Власти всячески стремились создать горожанам веселое настроение. С 1650-го по улицам маршировали сведенные в один строй музыканты Кенигсбергского замка и городского оркестра, исполнявшие хоралы, самым популярным из которых был «С высот небес». Играли при любой погоде, невзирая на снег или дождь.

Рождественская елка в Даркемене (современный Озерск).

Рождественская елка в Даркемене (современный Озерск).

Фото: Bildarchiv

А вообще пруссаки старались проводить новогодние праздники как можно активнее. Например, с удовольствием катались на коньках под вальсы военного оркестра или скатывались на санках с горки. Те, кто мог себе это позволить, отправлялись в район современных поселков Переславское и Кумачево, живописнейшее место Земландского полуострова, где находится его самая высокая точка – гора Гальтгарбен, 110,4 метра над уровнем моря. Зимой там функционировал горнолыжный курорт выходного дня, пользовавшийся огромной популярностью.

БОНУС!

Рекламный постер «Зимний спорт на Гальтгарбен и в Раушене».

Рекламный постер «Зимний спорт на Гальтгарбен и в Раушене».

Фото: Bildarchiv

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Ностальгия: 7 фото о том, как калининградцы отмечали Новый год во времена СССР

Мы решили напомнить своим читателям о том, как отмечали новогодний праздник калининградцы во времена СССР. Нам помогли Лариса Новикова, поделившаяся экземплярами из своей обширной коллекции, Любовь Жохова, предоставившая фото из личного архива и неизвестная землячка, чью фотографию удалось найти на чердаке одного из старых домов в Калининграде. (подробности)

Рекомендуемые