Премия Рунета-2020
Калининград
-2°
Boom metrics
Общество9 декабря 2020 16:32

Цитировали Геринга, пытались читать стихи: как прошли прения по «делу врачей» в Калининграде

В заседании приняла участие и потерпевшая – мать умершего ребенка
Источник:kp.ru
Громкий судебный процесс подходит к концу.

Громкий судебный процесс подходит к концу.

Фото: Александр Подгорчук

В среду, 9 декабря в Калининградском областном суде с участием присяжных началась финальная стадия слушания дела Елены Белой и Элины Сушкевич. Медиков обвиняют в умышленном убийстве ребенка. По мнению гособвинителя, Белая разработала план убийства, а Сушкевич его реализовала – ввела ребенку сульфат магния, вследствие чего он умер. Защита врачей уверена: это смерть не криминальная, а естественная!

«Обвиняемые врали»

Открыла прения гособвинитель – прокурор Анна Ефремова.

- Все! Финал! Мы с вами прошли длинный путь, разбирая шесть часов жизни маленького мальчика Ахмедова, - начала она свое выступление перед присяжными . – Несмотря на то, что его жизнь так коротка, стоит разобраться в причинах смерти. Вам предстоит ответить на несколько вопросов. Один из них – о событии. Была или нет зафиксирована смерть ребенка Ахмедова в роддоме № 4?

После этих слов гособвинитель сослалась на результаты комиссионной экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела и исследованная в суде, один из выводов которой - ребенок умер в результате введение сульфата магния непосредственно перед наступлением смерти.

Надо сказать, что обращений к материалам дела во время выступлений прокурора было много. Это было самое длинное выступление за все время заседаний по «делу врачей». Но и не меньше – оценочных и эмоциональных высказываний.

- Каждая из них (Белая и Сушкевич. - Ред.) бесконечно подвергает критике персонал роддома № 4, упрекают их в непрофессионализме, - отметила Анна Ефремова. - Очерняют роженицу, постоянно подчеркивают, что она нигде не обследовалась, прибыла в роддом без медкарты, увлекалась витаминами, содержащими магний… Для каждой из них Ахмедов - либо инвалид, либо труп. На наш взгляд, подсудимые врали, и делали это много и часто. Показания Сушкевич идут вразрез с показаниями всех допрошенных сотрудников роддома № 4… Рождение Ахмедова стало для Белой неприятным сюрпризом. Действия персонала она оценивает как ложный героизм.

Когда гособвинитель напоминала присяжным детали совещания, которое проводила Белая (то самое совещание, которое сняла на видео свидетель Соколова), начала цитировать одного из нацистских лидеров… Геринга, явно пытаясь провести параллели. Судья Сергей Капранов, правда, в этом месте прокурору сделал замечание.

В целом, гособвинение по-прежнему стоит на своем: перед нами – организованное циничное убийство.

Об опыте… ветеринаров

Лариса Гусева, представительница потерпевшей, так и не воспользовалась свернутыми в трубочку листиками с заготовленной речью и обратилась к присяжным коротко и еще более эмоционально.

- Трагизм произошедшего в том, что нашего малыша убили врачи, - сказала Гусева. - Убили там, где появляются на свет. Убили те, к кому идут за помощью. Я считаю, что вина Сушкевич и Белой доказана. Зачем Белая прибежала в палату к Ахмедовой? Чтобы получить согласие. Она не получила его. Продолжила действия. Она идет к сестре Ахмедовой, беседует с ней. Эксперты подтвердили: да, он родился маленький, да, он родился рано, но патологий у него не было… Белая у Сушкевич спрашивает: что вы с такими детьми делаете? Сушкевич говорит, что в родзале еще используем магний… Магний используют в ветеринарии для усыпления животных. Белая поняла, что никто никогда не будет искать в маленьком недоношенном ребенке сульфат магния. И принимает решение – именно таким способом его убить. Что у них творилось в душе и в голове - я даже представить себе не могу…

Предоставили слово и потерпевшей - за пять месяцев судебных слушаний женщина появилась в зале второй раз.

- Пусть получают срок! – заявила мама погибшего младенца.

После перерыва, сославшись на плохое самочувствие, она покинула прения.

Дело в стихах

Адвокат Елены Белой Тимур Маршани призывал присяжных подумать о мотиве преступления. И довольно долго доказывал им, что мотив – убивать ребенка ради статистики, ради того, чтобы занять место главного врача роддома № 4 – ни следствием, ни судом не доказан. Второй защитник Елены Белой Михаил Захаров также выступал перед присяжными без бумажек. Его позиция - в целом та же, что и у Маршани. Но в финале речи он вдруг признался, что о судебном процессе написал стихотворение и хочет его прочесть. Судья запретил это делать. Не до поэзии!

В четверг заседание продолжится. Стороны обменяются репликами. Обвиняемые должны обратиться к присяжным с последним словом. И, наконец, присяжные озвучат свое решение.