Общество

«Восстановите это немедленно!»: эксперты назвали топ-5 калининградских достопримечательностей, которые нужно спасать

«Комсомолка» опросила специалистов, неравнодушных к архитектурному наследию региона
Флигель охотничьего замка Роминтен сегодня стоит в Центральном парке Калининграда.

Флигель охотничьего замка Роминтен сегодня стоит в Центральном парке Калининграда.

Фото: Иван МАРКОВ

Губернатор Антон Алиханов на своей странице в Инстараме призвал жителей Калининградской области назвать пять достопримечательностей, которые стоило бы сохранить и восстановить в первую очередь. Правительство сейчас как раз «активно работает над созданием региональной программы реконструкции объектов культурного наследия», финансирование которой начнется с 2021 года. По словам главы региона, калининградцы сейчас переживают настоящий «ренессанс внутреннего туризма», и теперь нам нужно «научиться сохранять историческую красоту лучше, чем в Польше, в Литве, во Пскове и Ленинградскои области» и показать, что они являются «рачительными хозяевами».

Мы опросили экспертов в области культурного наследия и попросил их выбрать по одному объекту, работы по которому нужно начать в ближайшее время. Вот что они рассказали.

Императорский охотничий замок Роминтен

Николай Кожанов, фотограф и краевед, знакомый с каждым уголком Калининградской области:

- Один из первых исторических объектов, который бы не мешало восстановить – Императорский охотничий замок Роминтен, желательно в комплексе всего двора. Схема здания имеется, архивных фото предостаточно, как и древесины в регионе. Во-первых, восстановление замка поспособствует развить турнаправление на восток области, привлечь туда инвестиции и развить рекреационные возможности этого района. Знакового центра притяжения здесь пока не наблюдается, кроме самой пущи, разумеется. Во-вторых, по понятным причинам к такому комплексу не может быть претензий как у так называемых «антигерманизаторов», так и противников «готики». Строился комплекс до Первой Мировой, архитектура норвежская, к тому же деревянная, близкая «русскому духу». Ну и, наконец, это безумно красиво и органично в контексте Роминтской пущи! То, что мы сейчас можем наблюдать в парке Калинина – чудовищный обрубок. Надо понимать, что, убирая пару-тройку значимых элементов, мы теряем архитектурный облик всей конструкции.

Наконец, это реально осуществимый проект, в отличие от орденских замков или даже брусчатой мостовой на Тельмана.

Замок Инстербург и Королевский сиротский приют

Олег Васютин, член калининградского отделения Союза архитекторов России, госэксперт по объектам культурного наследия:

- Я бы все-таки выбрал два объекта: один из Калининграда, а второй из области. Начну со второго. Это, конечно, замок Инстербург. Это не просто исторический объект, это объект со своей субкультурой. Ребятам нужно просто немного помочь, и это тут же произведет необходимый эффект. Нужно понимать, что объекты проще восстановить, чем понять, что с ними потом делать. А тут уже живут люди, на которых можно рассчитывать, они занимаются замком, у которого хорошая туристическая перспектива. В этом направлении и домик Канта в Веселовке, и другие достопримечательности.

Замок Инстербург.

Замок Инстербург.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

А если брать Калининград, то тут есть здание, о котором мало, кто знает, а если и знает, то редко вспоминает. Это самая старая гражданская постройка – королевский сиротский приют на перекрестке Московского проспекта и Литовского вала.

Так здание Королевского сиротского приюта выглядит сегодня.

Так здание Королевского сиротского приюта выглядит сегодня.

Фото: Иван МАРКОВ

Если здание восстановить в первоначальном виде (у него, если я не ошибаюсь, сейчас два собственника), надстроить башенку, то оно совершенно по-другому заиграет. Рядом с Закхаймскими воротами появится новый уютный пятачок.

Поместье Альтхоф-Инстербург

Олег Ли, архитектор, координатор общественной организации «Прусское наследие»:

- Я бы выбрал поместье Альтхоф-Инстербург в Черняховске (его главный комплекс расположен на улицах Портовой и Дачной), потому что это не просто памятник, а усадьба повышенной ценности и один из немногих позитивных примеров взаимодействия властей и гражданского общества. Усадьбу не снесли после расселения, хотя могли. Этот объект имеет отсылы к нетипичной для нашего региона архитектуре (в том числе итальянской), и, несмотря на то, что построен он в XIX веке, его история намного длиннее и уходит корнями во времена ордена. На месте усадьбы в XIV веке был основан фольварк замка Инстербург, который являлся центром замкового сельского удела и обеспечивал замок продовольствием и иными припасами. Последние собственники усадьбы, их фамилия Брандес, превратили комплекс в одно из крупнейших и образцовых поместий Восточной Пруссии.

Поместье Альтхоф-Инстербург.

Поместье Альтхоф-Инстербург.

Фото: prussia39.ru

Выявленным объектом культурного наследия усадьба стала с подачи Прусского Наследия лишь в 2016 году, но в реестр ее пока не включили.

Выбор редакции: вилла Зор в Светлогорске

Мы часто пишем об исчезающих объектах культурного наследия, но один из них практически растворился на наших глазах – это вилла Зор в Светлогорске, стоящая на берегу реки Светлогорки по адресу Заречный проезд, дом №5. Сначала было расселение, потом поджог в августе 2017 года, а зимой этого года обнаружилась и разборка на кирпич, которую мэр города назвал «аккуратным сбором стройматериалов для последующего сохранения».

Вилла Зор.

Вилла Зор.

Фото: Иван МАРКОВ

Восстановление Кройц-аптеки в Калининграде, несмотря на волну критики, поселило и надежду. Если уж дом, от которого осталась всего одна стена, инвестор смог поднять из руин, то и историческую виллу в приморском городе-курорте можно восстановить. Было бы желание. А об этом желании, помнится, власти города уже не раз заявляли публично. Конечно, эта усадьба не самая красивая и ценная, но о ней было сказано очень много громких слов. Поэтому, как нам кажется, пришло время за эти слова отвечать.

ЗВОНОК ЧИНОВНИКУ

«Они все мои любимые дети»

Евгений Маслов, руководитель калининградской службы охраны объектов культурного наследия:

- Ваш вопрос – провокация, потому что я не могу выбрать какой-то один объект. Меня тут же обвинят или в предвзятости, или в коррупции. Я могу сказать, что для меня все объекты равны, они все мои любимые дети, хоть и больные. Я тоже помогал готовить эту программу и надеюсь, что она не будет разовой акцией, что это будет всерьез и надолго. Да, пока мы лишь формируем список объектов и изучаем отношение к ним общественности. У каждого из этих объектов должен быть собственник.