Общество24 сентября 2020 19:52

Ключевой свидетель по «делу врачей»: Белая стояла у двери и держала ручку, пока ребенку делали смертельную инъекцию

В четверг в суде выступила бывшая заведующая отделения новорожденных роддома № 4 Калининграда Татьяна Косарева
Елена Белая (в центре) и Элина Сушкевич (справа) в зале Калининградского областного суда.

Елена Белая (в центре) и Элина Сушкевич (справа) в зале Калининградского областного суда.

Фото: Александр Матвеев

Все жарче проходят заседания в Калининградском областном суде с участием присяжных. На скамье подсудимых – бывший руководитель роддома № 4 Калининграда Елена Белая и врач-неонатолог Регионального перинатального центра Элина Сушкевич. Врачей обвиняют в умышленном убийстве новорожденного.

В четверг, 24 сентября, сторона обвинения завершила представлять доказательства вины медиков. В суде наконец выступила ключевой свидетель – Татьяна Косарева. В ноябре 2018 года она была заведующей отделения новорожденных роддома № 4. Сначала вопросы ей задавали прокуроры и представитель потерпевшей. Затем в диалог вступили адвокаты Белой и Сушкевич и сами обвиняемые. Но львиную долю вопросов со стороны защиты судья Сергей Капранов довольно жестко отклонял. Раз за разом председательствующий просил присяжных не принимать во внимание прозвучавший вопрос. Несколько раз он делал замечания адвокатам, мол, все вопросы – оценивающие действия свидетеля, а это к делу не относится.

Самое яркое из вступления Татьяны Косаревой – ее признание суду в том, что она не сразу сообщила следователям о том, что стала свидетелем убийства ребенка.

- На меня оказывалось давление со стороны Белой, - объяснила Татьяна Косарева свой поступок. – Белая принуждала меня говорить, что ребенка не было, угрожала мне, говорила, что я вылечу с этой работы и нигде в области не трудоустроюсь. У меня служебное жилье. Мне было страшно. Я вынуждена была писать заявление, чтобы меня оградили от влияния Белой.

Татьяна Косарева рассказала, что и в данный момент на нее оказывают давление врачи, выступающие в защиту обвиняемых. На эти слова Елена Белая, обычно сдержанная во время судебных заседаний, эмоционально отреагировала. Разводила руками, пожимала плечами. Называла слова Косаревой «оскорбительными». А Косарева продолжала утверждать, что и Белая, уже находясь по домашним арестом, совершала попытки договориться с ней. И якобы со стороны Сушкевич выходили врачи перинатального центра, убеждая договориться с Сушкевич о единой версии случившегося в палате интенсивного наблюдения 6 ноября 2018 года.

Рассказала Косарева и об обстоятельствах убийства ребенка. По ее словам, Елена Белая, Элина Сушкевич и сама Косарева остались втроем в палате интенсивного наблюдения.

- Белая стояла у двери, держала ручку, чтобы никто не вошел, - рассказала Косарева. – И требовала, чтобы всё уже сделали, раз решили. Сушкевич сказала, что все сделает сама. Подошла к шкафчику с медикаментами, взяла ампулу магния сульфата с одной полки, одноразовый шприц - с другой. На реанимационном столике набрала раствор в шприц. Подошла к кювезу и очень быстро ввела все содержимое, струйно в пупочный катетер. Смерть наступила примерно через две минуты. Я подошла к ребенку, сердца уже не было слышно. Белая сказала, мол, вот смотрите и учитесь, как делать надо. Сушкевич сказала, что нужно выпрямить ручки и ножки у ребенка, чтобы он выглядел расслабленным, без мышечного тонуса. Попросила, чтобы при ней мать не приводили к ребенку. Собрала свои бумаги и уехала.

Косарева рассказала, что историю новорожденного она спрятала.

- Белая несколько раз спрашивала, где история новорожденного. Я говорила, что уничтожила, - рассказала в суде Татьяна Косарева. - А сама спрятала документы на ребенка и ампулу от «Куросурф» (лекарство вводится новорожденным с экстремально низкой массой тела для раскрытия легких. – Ред.) в диванную подушку в ординаторской. Выдала следователям на опросе 9 ноября.

В суде Косарева призналась, что отказалась выполнять требования Белой сообщить матери, что ребенок умер, а также не стала оформлять смерть ребенка как антенатал (смерть до родов).

- Я вообще старалась избегать Белую, чтобы снова не получить каких-нибудь указаний, - сказал Косарева.

В пятницу, 25 сентября, - очередное заседание. Теперь слово берет защита. Адвокаты, представляя свои доказательства, будут доносить до присяжных свою позицию. Как они ранее заявляли, «абсурдность предъявленных обвинений». А окончательные выводы о наличии или отсутствии вины в действиях подсудимых сделает суд присяжных. «Комсомолка» следит за ходом этого громкого и очень нервного дела.