2015-02-04T04:18:59+03:00

Борис Бейненсон: Самому мне на сцене неловко

Изменить размер текста:

Мотивация - Борис Иосифович, как вообще появилась идея создать единственный в городе специализированный театральный класс? - С 1987 года я руководил театральной студией «Стоп!» в городском доме пионеров. Но уровень простого любительского театра меня не устраивал, хотелось дать ребятам мотивацию, чтобы они занимались более осознанно. Такой мотивацией могло стать только поступление в театральный вуз. Я пришел с этой идеей к директору школы № 49, и уже в 1993 году мы сделали первый набор учеников в театральный класс. Через два года выпускники практически в полном составе поступили в Воронежскую театральную академию. В те годы ребята ехали учиться в провинцию. Это теперешние - честолюбивые и уверенные в себе - стремятся и поступают в московские вузы. - Сколько человек обычно учится у вас в классе? - По 15-16 человек. В этом году прямо трагедия, поступили всего 12 человек: 8 девочек и 4 мальчика. Такого никогда не было, всегда обычно мальчиков больше. Я расстроен, даже не знаю, что делать. - А как вы отбираете будущих учеников? - У нас есть традиционный творческий конкурс, как во всех театральных учебных заведениях. Приходят все желающие, они проходят через несколько туров: чтение стихотворения, отрывка из прозы, басня и песня. Часто уже на первом туре видно, что у ребенка есть данные - читает осмысленно, понимает произносимый текст, чувствует его. Таким ученикам мы сразу предлагаем приходить на зачисление. Еще один важный момент - личный контакт. Мы разговариваем, смотрим, насколько открыт человек, насколько коммуникабелен, нет ли излишней суетливости, наигранности. Бывает, читает человек басню «Ворона и лисица» и начинает эту лисицу разыгрывать, как в детском саду. В таких случаях я говорю: «А вот теперь представь, что я ворона, а ты лисица, и ты должен отобрать у меня кусок сыру». Проверяю, насколько ясно, что такое актерское приспособление. У девочек, конечно, больше конкурс. Им труднее попасть, а мальчиков обычно берем всех, кто приходит. Но если есть какие-то дефекты речи или резкие недостатки во внешности, мы, конечно, сразу отказываем, чтобы зря не давать человеку надежду. Им лучше пойти в любительский театр, играть и получать от этого удовольствие. Хулиганы - Насколько мне известно, не все из ваших подопечных отличаются образцовым поведением. 15-16 лет - трудный возраст, многие проявляют характер, пробуют учителей на прочность, как вы с ними справляетесь? - В этом смысл! У людей уравновешенных, благопристойных, как правило, интересы другие. Им не нужны театральный класс и наши предметы… Поэтому часто как раз из хулиганов получаются яркие личности, талантливые актеры. - И все-таки к вам приходят самые обычные мальчишки и девчонки. Поделитесь, как удается за два года так подготовить их, что они с легкостью проходят конкурсный отбор в лучшие театральные вузы страны? - В том-то и секрет, что я это делаю не один. Если бы у нас был школьный театральный кружок, и я бы один пытался обучить ребят всему, что знаю, ни о какой подготовке к поступлению не могло бы быть и речи! Мне всегда смешно, когда ребята собираются поступать в наш театральный класс, их в своих школах начинают уговаривать. Мол, «вот, у нас тоже есть театральный коллектив, там занятия артист из театра ведет…» И задерживают, оставляют. Я считаю, это преступление перед теми людьми, которые хотят стать профессиональными актерами. Один человек просто не в силах дать профессиональную подготовку. У нас педагогов почти столько же, сколько учеников в классе. Каждый аспект ведет свой преподаватель. Сценическую речь ведет преподаватель Калининградского филиала ГИТИСа, хореографию - другой педагог, третий - вокал, четвертый - гитару. Есть такие предметы, как история живописи, история музыки, сценические бои, сценическое движение - акробатика чуть не цирковая. Весь секрет в том, что происходит очень-очень подробное обучение, примерно такое же, как на первом курсе театральных вузов. И мои ученики развиваются, учатся выкладываться по полной, работать над собой. Приходят они, конечно, с убеждением, что это легко - надо просто выйти, выучить слова, и ты уже кумир. Но вдруг они сталкиваются с очень сильным противодействием. Каждый предмет выматывает. Не у всех получается. Поэтому и спектакли ставим не каждый месяц, как во многих коллективах, а раз в два года. Постепенно ребята понимают, что профессия актера трудная, а поскольку она трудная, то требует больших затрат, душевных и физических. Кто-то уходит, не выдерживает этого темпа. Ведь у наших детей нет ни одного выходного! - Вообще ни одного? - Вообще. 3-4 раза в неделю школа, а все остальное время они здесь, в студии, занимаются по специальности. Красавцы - Сколько человек из ваших выпускников обычно поступает в театральные вузы? - Обычно большая часть. В прошлом году все, кто хотел, поступили. - А можете ли вы уже в конце обучения предсказать, у кого есть шанс, а у кого их нет? - Это все очень условно. Прошлый выпуск, например, на мой взгляд, был слабее, чем нынешний, но в прошлом году все поступили, а из нынешнего трое не прошли. Ведь в московских вузах огромная конкуренция, на одно место идет несметное количество человек. Допустим, на факультете есть всего 25 мест. Из них 10 - платных, 15 - бюджетных. Платные из-за огромной стоимости сразу отметаем. Остается 15 бюджетных мест. Но надо помнить, что у каждого режиссера, у каждого актера, мало-мальски знаменитого, есть свои дети, племянники, которые обречены на поступление. Поэтому фактически нераспределенными остаются только 4-5 бюджетных мест и около тысячи человек фактически за них конкурируют! - А внешность абитуриента играет роль? - К сожалению, играет. Если честно, лично я бы, если б была возможность, игнорировал внешность и заглядывал только в душу. Но, как ни печально, существует такая конъюнктура… На первом туре во всех московских вузах абитуриентов рассматривают, как на выставке собак. Смотрят в рот, ровные ли зубы, у девушек проверяют, ровные ли ноги, чтобы был высокий рост, смотрят, фактурное ли лицо. В этом году в Щепкинское училище поехали трое мальчиков. Все с очень сильной подготовкой, талантливые, интересные. Но один - особенно красив, он всегда всем женщинам без исключения нравился. И его буквально с первого тура взяли в училище - сказали, если ты никуда больше не будешь ходить, мы тебя сразу примем. И действительно, сразу зачислили. Я думаю, что его взяли именно за внешность, потому что по актерским данным другие ребята ничем ему не уступают. Часто бывает обидно из-за этого. Театр - Что вы считаете самым важным в своей профессии? - Я прежде всего педагог. Сам лично на сцене чувствую себя неловко. Я могу только учить, а самому выходить - мука. Гораздо интереснее заниматься детьми. Школьный период - это не столько подготовка спектакля, игра в театре, сколько крутой поворот в жизни. Это все-таки театральная педагогика, а не театр в чистом виде. Очень интересно видеть, как в «гадких утятах» происходит перелом, как они внутренне меняются. Похожий склад характера и у талантливых спортивных тренеров, и у других педагогов по призванию. Интересно - учить. А учить актерскому мастерству - вдвойне интересно. Театр - он же такой живой! Никогда нет повторения. Каждый раз приходят другие дети, и каждый раз они по-другому входят в профессию. И надо быть гибким, помочь раскрыться каждой индивидуальности. Не засидишься, и это мне больше всего нравится. КСТАТИ Ученики – звезды сериалов Татьяна и Ольга Арнтгольц - многочисленные телесериалы и фильмы. Артем Ткаченко - роли в фильмах «Даже не думай 2: Тень независимости» (2004), «Мечтать не вредно» (2004), последняя работа - в фильме режиссера Филиппа Янковского «Меченосец». Игорь Гудеев - актер театра «Сатирикон». Наталья Мотева - актриса Московского тюза, последняя работа в фильме Алексея Германа «Трудно быть Богом». Юрий Катаев - лауреат премии «Золотая маска» за лучшую мужскую роль. Татьяна Паршина - лауреат премии «Золотая маска» за лучшую женскую роль.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также