2016-08-24T01:39:59+03:00

Вячеслав Виттих: «Любить чудовище?!» для тех, кто готов раскрыть своё сердце»

5 и 6 марта в Калининградском областном драматическом театре состоится премьера спектакля Вячеслава Виттиха «Любить чудовище?!», поставленного по произведению великого итальянского драматурга Карло Гоцци «Синее чудовище»
Поделиться:
Комментарии: comments1
Вячеслав ВиттихВячеслав ВиттихФото: Калининградский областной драматический театр

Создатель спектаклей «Мастер и Маргарита» и «Куклы», которые уже не первый сезон собирают полные залы восторженной публики, вновь готов порадовать своим нестандартным подходом. Фантастическая комедия с лихо закрученным сюжетом заставит зрителей удивляться – это полная динамизма, юмора, драматизма и красоты сказка для взрослых. В преддверии знаменательного для культурной жизни города события Вячеслав Виттих рассказал в своём, скорее всего, последнем интервью на тему премьеры (режиссёр не пускает никого на репетиции и вообще неохотно выдаёт свои планы) о том, с какими сложностями приходится сталкиваться актёрам и почему поставить Карло Гоцци для него – мечта.

 Фото: Калининградский областной драматический театр

Фото: Калининградский областной драматический театр

- Первый вопрос напрашивается сам собой. Почему именно «Синее чудовище»?

- В первую очередь, это Карло Гоцци. Работа с материалом этого великого драматурга для любого режиссёра – настоящее счастье. Он даёт огромный простор для фантазии – можно делать всё, что угодно: подурачиться, поискать какую-то интересную и необычную форму… Я уже давно думал именно над Карло Гоцци и изначально планировал поставить в другом театре «Любовь к трём апельсинам». Потом в последний момент переиграл на «Синее чудовище», но не сложился в итоге ни тот и ни другой. Очень рад, что в калининградском театре мои мечты осуществляются. «Синее чудовище» - это благодатная пища не только для режиссёра, но и для актёров. Буффонада и гротеск, которыми наполнен спектакль, даёт возможность раскрыться им в полной мере и показать максимум своего таланта. Ещё Гоцци – это сказка. Они сейчас очень необходимы, ведь многие из нас устали от обыденности и хочется как-то расслабиться, хоть на мгновенье, но поверить в чудо. Спектакль «Любить чудовище?!» позволит зрителям окунуться в атмосферу красочности, буйства, энергии, радуги разных событий.

 Фото: Калининградский областной драматический театр

Фото: Калининградский областной драматический театр

- В постановке задействован практически звёздный состав… Каким образом он формировался?

- Когда я первый раз приехал в Калининград, то посмотрел спектакль «Двенадцатая ночь» Евгения Марчелли. Как раз над этой постановкой работали художник по костюмам Фагиля Сельская и художник-постановщик Игорь Капитанов. Я увидел нечто новое, совершенно необычное, заставляющее думать меня, как режиссёра, о том, что в подобной форме можно ещё воплотить в жизнь. Я настолько проникся их работой, что сотрудничество с ними стало в какой-то степени мечтой. Вот, наконец-то, это случилось. Мы работаем впервые, поэтому нам вдвойне интересней, наша задача почувствовать друг друга, найти общий язык. Ещё один важный участник нашей команды – это хореограф Дарья Барабанова. Она тоже принимала участие в «Двенадцатой ночи». Я был поражён её пластикой – она танцевала, стоя на руках, на голове актёра! Это было потрясающе. Дарья сама предложила поработать со мной в один из очередных своих визитов в Калининград. Я рад, что всё так удачно сложилось, что эта команда теперь работает над «Любить чудовище?!». Из этого обязательно выйдет что-то интересное, однозначно необычное и новое.

 Фото: Калининградский областной драматический театр

Фото: Калининградский областной драматический театр

- Для актёров роль в этом спектакле вызов?

- Главная сложность в «Любить чудовище?!» - отпустить себя. Когда мы ставим классические произведения, там есть чёткая задача и чёткий образ существования. Если  актёр растворится в роли – значит, всё получается. Здесь есть даже возможность подурачиться, но дурачиться надо очень точно, часто на грани. Чуть-чуть отступишь, и получается уже не гротеск, а наигранность, которая в спектакле недопустима. Некоторые актёры по этой причине чувствуют себя слегка неуютно, многим, наоборот, это нравится. По сути, ты делаешь всё, что ты захочешь. Сейчас на репетициях мы пока не боимся переступать черту. Пробуя, мы «поймаем» истинные эмоции, найдём правильные движения и интонации голоса. Хочется, чтобы зрители, пришедшие на спектакль, не узнали артистов. Мы хотим полностью отойти от привычного и знакомого всем образа и амплуа задействованных в «Любить чудовище?!» актёров. Сюжет, конечно, не просто лихо закручен, а закручен настолько, что актёры по шесть раз перечитывали сценарий и не понимали, что происходит.

 Фото: Калининградский областной драматический театр

Фото: Калининградский областной драматический театр

- Как выбирались исполнители главных ролей в спектакле?

- Я в очередной раз прочитал пьесу и, как визуалист, сразу же представлял того или иного актёра на эту роль. Всё очень легко сложилось, потому что в труппе калининградской драмы есть все актёры, которые нужны мне для «Любить чудовище?!». Так что все случайности не случайны. Вроде бы распределение ролей было наобум, а сейчас я думаю, что другие актёры, наверное, и не подошли бы на эти роли. Не потому что кто-то хуже или лучше, просто каждая роль в спектакле походит их индивидуальности. Одну из главных ролей играет Владимир Корчуков. Я с ним работал в другом театре и считаю, что он - удачное приобретение для калининградской драмы. Он был ведущим актёром в актюбинском театре, а роль принца Таэра, не считая роли Морозко, первая, которую он репетирует в Калининграде. Роль очень сложная, и не случайно он один на ней. Индивидуально он очень подходит. Роль разноплановая, и как раз нужен такой актёр, который может легко перевоплотиться, быть грустным, весёлым, страдать и радоваться. Считаю, что Владимир на месте, и он будет играть достойно. Возлюбленную Таэра – Дардане играет хорошо известная калининградскому зрителю актриса Диана Горбунова. Мы говорим с ней на одном языке и отлично понимаем друг друга. Главная сложность её роли – перевоплощаться в мужчину. Впрочем, она очень разноплановая и пластичная актриса, которая может всё. Она тоже одна на роли. Я могу так рассказывать о каждом актёре, но мне бы не хотелось раскрывать все карты. Пускай останется хоть какая-то недосказанность.

 Фото: Калининградский областной драматический театр

Фото: Калининградский областной драматический театр

- Другие постановки «Синего чудовища» смотрели?

- Я слышал про спектакль в «Сатириконе», по-моему, его ставили где-то ещё... Как и в случае с любыми другими спектаклями, сознательно ничего не смотрю, потому что, как ни крути, но какие-то картинки привяжутся, поэтому я этого боюсь. Когда мы выпустим «Любить чудовище?!» и в мае поедем на гастроли в Москву, схожу на постановку «Сатирикона». А пока я даже фотографии не смотрю, потому что хочу, чтобы этот спектакль был не похож на другие и колоссально отличался.

- К такому спектаклю и музыка должна быть соответствующая. В графе «музыкальное оформление» значится ваши имя и фамилия. Какими звуками в этот раз планируете удивить?

- Все спектакли я стараюсь музыкально оформлять сам, потому что, на мой взгляд, режиссёр лучше чувствует и знает, в каком темпе должна быть музыка, какое настроение нести и когда она нужна. Изначально планировалось пригласить живых музыкантов из Калининграда, даже состоялись переговоры, на которых были расставлены приоритеты, что это должен быть некий джаз-рок. Но потом за неимением времени, а скорее даже по причине того, что мне идеи часто приходят во время постановки, я побоялся, что мы не успеем сделать всё вовремя.  На данный момент у меня есть только одна композиция, которую я использую во время репетиций в спектакле. Все остальное появятся позже. Но, я думаю, что обязательно когда-нибудь поработаю с живым звуком. Очень хочется, чтобы в «Любить чудовище?!» в конце спектакля зазвучала какая-то симфоническая музыка. Быть может, удастся договориться об этом с Аркадием Фельдманом.

- А где и как тогда вы ищите музыку?

- В интернете или в своей музыкальной коллекции на компьютере, которая у меня довольно большая. Например, в голове крутится какая-то сцена, набираешь в поисковике «грустная музыка» и всё подряд днями и ночами слушаешь. К счастью, сейчас музыки огромное количество и найти нужную не проблема.

 Фото: Калининградский областной драматический театр

Фото: Калининградский областной драматический театр

- Каким вы представляете себе зрителя этого спектакля? Опишите его примерный портрет.

- Это должен быть человек, который хочет отрешиться от всего, погрузиться в мир театра, во вселенную Карло Гоцци и получить удовольствие. Я думаю, таких людей очень много. И возраст тут не самое главное, несмотря на то, что на афишах красуется 16+. Это не обязательно должен быть человек, который любит искусство. Это может быть абсолютно любой зритель, который готов открыть свое сердце.

- Что хотите сказать спектаклем?

- Я очень люблю ставить спектакли про любовь и смерть. В «Любить чудовище?!», немного раскрою тайну, смерть одна. Но эта постановка, конечно же, больше о любви, о том, что она вечна и невероятно сильна, о том, что ты влюбляешься не  в оболочку человека, а в его душу. Это если в двух словах, но мне бы хотелось, чтобы каждый зритель сам решил для себя про, что он.

- Как вы чувствуете, это спектакль долго проживёт на сцене калининградской драмы?

- Этого никогда не угадаешь. Иногда на сдаче спектакля смотришь его и думаешь, хоть бы ему три раза протянуть, а он потом идёт лет пять. Всё, наверное, зависит от того, удастся ли сделать его лёгким для восприятия. Если мы его чуть-чуть перегрузим, то тогда на него точно будет ходить меньше зрителей. Однако мне бы хотелось верить в его долгую и счастливую жизнь.

- Почему приняли решение никого на репетицию не пускать?

- Во всех предыдущих спектаклях я всегда всех легко пускал на репетиции, даже на читку. В этот раз мне не хочется нарушать интимность процесса, потому что актёры очень много пробуют и экспериментируют и не всегда всё получается. Эти пробы не для всех, актёр может начать смущаться, зажиматься, чувствовать себя неловко. Да и, честно говоря, хочется, чтобы и зритель и журналист шли на этот спектакль, не зная чего ожидать и не были отягощены знаниями, как мы репетируем этот спектакль, сидя на стульях и без костюмов. Нарушение интимности – это мой основной запрет. Кстати, и интервью я планирую больше не давать.

Антон Ковальский

на правах рекламы

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также