2019-11-01T10:39:04+03:00

Архитектор Сергей Гулевский: Калининградская застройка – это Шанхай и беспорядок, в котором вырастут психически больные дети

Член Союза архитекторов России рассказал, как и почему застройщики «убивают» город, и можно ли этот процесс остановить
Поделиться:
Комментарии: comments4
Митинг против многоэтажной застройки возле памятника "Землякам-космонавтам".Митинг против многоэтажной застройки возле памятника "Землякам-космонавтам".Фото: Иван МАРКОВ
Изменить размер текста:

Во вторник на архитектурно-градостроительном совете Калининградской области обсуждали очередную высотку, которую собираются возвести на улице Дмитрия Донского. Главный архитектор региона Евгений Костромин дал понять, что вопрос ее строительства уже практически решен, и дело будет сделано независимо от того, какое мнение о многоэтажном доме сложится у экспертного сообщества. Высотная застройка на каждом относительно свободном кусочке земли для Калининграда уже стала нормой, однако против нее продолжают выступать архитекторы, напоминающие о том, что проблемы с сомнительным многоэтажным наследством придется решать будущим поколениям.

Так, в Москве против высоток резко выступил академик Александр Кривов, который назвал их «токсичным активом с коротким сроком жизни», а в Калининграде с критикой неоднократно выступает член Союза архитекторов России и бывший председатель правления Калининградского регионального отделения Союза архитекторов России Сергей Гулевский. Корреспондент «Комсомолки» побеседовал с Гулевским и выяснил, почему наш город так быстро застраивается многоэтажками, чем это может грозить, и возможно ли этот процесс остановить.

Перестать быть муравьем

- Вы часто на градостроительных советах утверждаете, что высотная застройка – это путь в никуда. Почему?

- А в этом смысла никакого нет, кроме сиюминутной экономической выгоды для конкретного заказчика. Если расставить правильно приоритеты, а к ним в первую очередь относится состояние здоровья города и его среды, а также здоровье горожанина, который в этом городе живет, то понятно, что многоэтажки порождают только негатив.

- В психологическом или в экономическом смысле?

- Ученые доказали, что жить выше пятого этажа вредно для здоровья. Это и перепады давления, и так далее. Потом нагрузка на землю, нагрузка на инфраструктуру, скученность. Европа это поняла давно. Там просто запретили строить жилые высотки.

- Что касается Европы, то тут тоже все относительно. Есть та же Польша, которая нам ментально ближе, и там строят высотки.

- Там такого, как у нас сейчас, нет. Там в многоэтажных домах либо офисы, либо гостиницы. Вот вдумайтесь, какая поразительная вещь: в Европе в среднем городские поселения и города занимают 4,5% территорий государств, а у нас в России площадь городов – это менее 1% от общей площади страны. При этом мы при этой гигантской территории строим 25-этажные дома. Вот какая тут логика? Зачем? Понятно, что в уютном дворе жить приятнее. Примеры мы видим. Нам досталось прекрасное наследство: Кёнигсберг и его планировочная структура. Если мы ходим по Центральному району, который сохранил свою планировочную структуру, то мы видим, какой там масштаб домов и масштаб улиц. Человеку там хорошо. Потому что там архитектура сомасштабная. Уютная улица и уютный двор создают психологическое здоровье и приятные эмоции. А когда мама с коляской выходит погулять, и ее окружают 12-ти и 25-этажные стены, она чувствует себя муравьем каким-то.

Архитектор Сергей Гулевский. Фото: Иван МАРКОВ

Архитектор Сергей Гулевский.Фото: Иван МАРКОВ

«Застройщика винить не в чем»

- А в экономическом смысле какие есть угрозы?

- Это и сложная инженерия, и сложная ремонтоспособность. Чем сложнее инженерная система, тем больше вероятность каких-то аварий. Вспомните, как в Лондоне сгорела высотка в 24 этажа, где 70 с лишним человек погибло. Получается, для тушения пожаров в высотных домах город должен технику специальную приобретать. Понимаете, заказчик построил и ушел, а содержать дом надо будет уже городу. Одно дело – отремонтировать фасад на пятиэтажке, там можно поставить леса. А другое дело – дом в 25 этажей. Вентилируемые фасады с применением алюминия или нержавейки – это дорого, поэтому сейчас фасады, в основном, штукатурят. И мы часто наблюдаем, как все это вместе с утеплителем сдувается при сильном ветре. Застройщика-то нам винить не в чем. У него есть земля, есть закон, который он должен соблюсти, регламенты, а также есть законы бизнеса. Взывать к совести бизнесмена бесполезно, поскольку очень совестливый бизнесмен на рынке просто не выживет. Общество путем законодательных актов должно сдерживать бизнес и как-то иначе регламентировать его поведение. Но дело в том, что старая система сдерживания разрушена, а новая не создана.

- Какие эта новая система сдерживания должна придумать ограничения?

- Градостроительную деятельность у нас регламентирует Градостроительный кодекс. В Градостроительном кодексе ничего не сказано про архитектуру. Там есть только определенный порядок, расписано, что и за чем должно следовать, и чиновники это соблюдают. Должен быть выработан некий механизм, при помощи которого общество путем дискуссии и конкурсов будет приходить к какому-то консенсусу. В результате должна получиться среда, которая удовлетворяет горожан. Сейчас этого механизма нет вообще. Ни граждане, ни мы, архитекторы, к обсуждению не допущены, и влиять не можем никак. Каждый может только частным образом куда-то в твиттер или фейсбук написать.

Скандальный проект

- Во вторник на архитектурно-градостроительном совете рассматривали проект новой многоэтажки в районе кольца на улице Дмитрия Донского. На ее фоне уже имеющиеся там многоквартирные дома выглядят довольно скромно.

- Любому грамотному архитектору понятно, что так делать нельзя, но всегда есть архитекторы, которые говорят: «Чего изволите?»

- Также было сказано, что проект уже согласован, и здание все равно появится, несмотря на замечания.

- Да. Я, когда на таких заседаниях сижу, воспринимаю это, как унижение. Но, как правило, такие без пяти минут согласованные проекты на советы и приносят показать. Обычно также выносят на обсуждение объекты, из-за которых гарантированно будет скандал.

- Говорилось также, что заказчик якобы пошел на уступки и снизил этажность с 16 до 12 этажей…

- Я так понимаю, что дело в этом вопросе дошло до губернатора, и он сказал: «Слушайте, ребята, будет скандал, так что вы давайте, понижайте». Но и 12 этажей там много. Да и вообще вся эта работа сделана непрофессионально. У нас, к слову, наклевывается проблема: все практикующие архитекторы в Калининграде откуда-нибудь приехали, а Калининград своей школы архитектурной не имеет (Гулевский признался, что и сам он не коренной калининградец: родился в Кемерово, юность провел в Орле, архитектурный факультет инженерно-строительного института закончил в Казани, после чего в 1982 году по распределению приехал в Калининград – Ред.). Образовательного учреждения, которое бы выпускало архитекторов, у нас тоже нет. Зато есть бакалавры, в дипломах которых написано «архитектор». Образования архитектурного у них как такового нет, однако они смело берутся за любую предложенную работу.

Свежие высотки на улице Куйбышева. Рядом с ними корпус БФУ смотрится карликом. Фото: Иван МАРКОВ

Свежие высотки на улице Куйбышева. Рядом с ними корпус БФУ смотрится карликом.Фото: Иван МАРКОВ

На месте архитектора - строитель

- Наш главный архитектор области Евгений Костромин считает, что Калининград в архитектурном плане должен идти по пути Гамбурга.

- Это одно из мнений.

- А по-вашему, на какой город Калининграду следует ориентироваться?

- Я считаю, что этот вопрос вообще не имеет права на существование. Каждый город должен нащупать свой путь развития. И мы по этому пути даже шли одно время: проводились конференции, симпозиумы, воркшопы, конкурсы. Это хоть как-то развивалось. Но власть сменилась, и все, что было, просто отсеклось. Упразднили бюро «Сердце города», отрезали, отодвинули в сторону, и все прекратилось. Так получилось, что с некоторых пор у нас архитектурным комплексом руководят не архитекторы, а люди, которые представления не имеют о том, что такое градостроительство и градоустройство. Это не их профессия, их этому не учили. Ведь никому не придет в голову, чтобы во главе клиники поставить бухгалтера. А у нас во главе архитектуры поставили строителя, Артура Крупина, которого учили строить. А разработку Генерального плана у нас курировал Алексей Преображенский, юрист по образованию. Их, конечно, упрекнуть сложно. Их туда поставили, и они честно делают свою работу. Может, они и хотят хорошо сделать, но не может сделать операцию сантехник, даже высококвалифицированный.

- Одна из градостроительных мин замедленного действия сейчас закладывается в районе улицы Аксакова, где появился отдельный микрорайон, в котором невозможно понять, где улица, а где двор. Известно, кто это проектировал?

- Я больше десяти лет был председателем союза архитекторов, потом некоторое время я возглавлял экспертный совет по вопросам архитектуры, и тогда власть хоть как-то с нами общалась. Сейчас мы, архитекторы, вообще не имеем никаких сведений. Практически все новые проекты покрыты мраком неизвестности. Никто не знает ни авторов, ни кто делает, ни как делает. То, что мы на совете во вторник обсудили 12-этажный дом – это всего лишь один эпизод из ста. Потому что механизма и закона, по которому это должно обсуждаться, нет. А то, что строится в конце Московского проспекта, в районе улиц Кошевого-Интернациональной – это бред какой-то: ни обустроенных дворов, ни улиц, отделка фасадов — абы как и как попало. Кёнигсберг такого отношения к себе не заслужил. Город убивают методично. Когда это при коммунизме делалось, я еще мог понять. Страна только очухалась от войны, все потеряли родных и близких, и было центральное направление – искоренить неметчину. Я этому хоть какое-то оправдание нахожу, обозленность была. А сейчас-то мы чего?

Горячие точки Калининграда

- Какие еще архитектурные «горячие точки» мы можем назвать сегодня в Калининграде?

- Возьмите Сельму. Это же Шанхай образный. Это какофония и беспорядок. Там дети будут вырастать психически больные, потому что они каждый день этих уродов видят, разукрашенных в какие-то перламутровые цвета идиотские. Еще я недавно переехал жить на Северную гору. Там на улице Герцена среди частной застройки вдруг – бабах – высотка появилась. И на улице Богатырской – тоже. С какого перепугу? Откуда они там появились? Вернемся к Генплану. Его у нас разработала какая-то ростовская фирма, которая выиграла тендер, предложив более низкую цену. Они до этого спроектировали какой-то маленький городок на Камчатке. Все. Опыта работы с историческими городами у них не было. В тот момент главным архитектором у нас был Вячеслав Генне. Он квалифицированный архитектор, который имеет опыт, но его к Генплану и близко не подпускали, хотя это непосредственно его задача была. Какие-то, видимо, были соображения закулисные. Так появлялись зоны, в которых можно строить по 16 этажей. Горсовет, в котором сидят люди, которые строят многоэтажки, их согласовывал. Всем все понятно. Сейчас, правда, полномочия по выдаче ГПЗУ (градостроительного плана земельного участка – Ред.) и разрешений на строительство забрало в свои руки правительство области, но приведет ли это к улучшению качества архитектуры и к появлению в городе продуманных градостроительных ансамблей… Сомневаюсь.

- Какие тогда у вас предложения по этому поводу? Как должно быть?

- Должна быть ясная и всем понятная система принятия решения в области архитектуры и градостроительства. Я могу только по аналогии что-то предложить. В свое время мы ряд объектов делали в Нижнем Новгороде, и я спрашивал, как у них там устроена система согласования. Мне сказали, что в городе все значимые объекты, безусловно, обсуждаются на градостроительном совете. Больше того, градосовет возглавлял губернатор, а в его отсутствие – мэр. У нас невозможно представить, чтобы на совет пришел мэр, и ему бы публично архитекторы задавали вопросы. Неохота. Потому что мы вопросы задаем профессионально. От них неуютно всем.

- Когда в последний раз на градостроительном совете присутствовал мэр или губернатор?

- Я такого не помню вообще.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также