Общество10 декабря 2020 21:29

Присяжные решили - «не виновны»: В Калининграде оправдали врачей, обвиняемых в убийстве ребенка в роддоме

Как проходил и чем завершился один из самых громких «медицинских» процессов последних лет
После оглашения вердикта Элину Сушкевич у зала суда встретили журналисты и коллеги с цветами.

После оглашения вердикта Элину Сушкевич у зала суда встретили журналисты и коллеги с цветами.

Фото: Александр Матвеев

10 декабря в Калининградском областном суде присяжные вынесли оправдательный приговор экс-руководителю роддома № 4 Елене Белой и врачу-неонатологу Регионального перинатального центра Элине Сушкевич. Медиков обвиняли в умышленном убийстве ребенка, родившегося с экстремально низкой массой тела 6 ноября 2018 года в роддоме № 4. По версии следствия, Белая выступила организатором убийства, а Сушкевич – покорным исполнителем.

Когда стало известно, что расследованием занимается Центральный аппарат Следственного комитета, а обвинительное заключение утвердила Генеральная прокуратура, многим показалось, что участь обвиняемых практически предрешена. И вот финал – такой, казалось бы, неожиданный…

Нездоровая атмосфера

16 ноября 2018 года Елену Белую - на тот момент исполняющую обязанности главврача роддома № 4 - задержали прямо на рабочем месте. СМИ облетело видео, как ее заковывают в наручники и везут на допрос. Превысила полномочия, воспользовалась служебным положением, ради статистики и спасения карьеры распорядилась не вводить новорожденному дорогостоящий препарат «Куросурф» для раскрытия легких, в результате чего ребенок умер... Обвинения сыпались одно за другим.

Роддом №4 Калининграда, в котором произошла трагедия.

Роддом №4 Калининграда, в котором произошла трагедия.

Фото: Александр Подгорчук

В то же время по Калининграду поползли слухи, что причину трагедии нужно искать не в том, что ребенку не ввели лекарство, а в чудовищных отношениях между сотрудниками роддома № 4.

- Вы не представляете, какая там драка идет за место главного врача! – судачили в околомедицинской сфере. – Вот и подстава на подставе.

По решению суда Белую отправили в СИЗО. За коллегу тут же вступился глава Национальный медицинской палаты Леонид Рошаль, отчасти подтвердив слухи.

- Оценивая в целом ситуацию, можно сделать заключение, что в родильном доме вероятно сложилась не совсем здоровая атмосфера. Не исключены внутренние разборки. Только что объявлен конкурс на должность главного врача родильного дома, на которую претендовала Белая, - написал Леонид Рошаль.

К слову, он же первый сообщил, что «ребенок родился недоношенным с весом всего 700 граммов у женщины от третей беременности».

- Она приехала в Россию из Узбекистана около года тому назад, - рассказал Рошаль. - Жила в Калининграде без прописки. В женскую консультацию не обращалась, страхового полиса не было. Как протекала беременность, где она наблюдалась - неизвестно. Госпитализирована по «скорой помощи». Безводный период около двух суток. Ребенок родился в крайне тяжелом состоянии. Препарат «Куросурф» был в родильном доме в достаточном количестве. Он использовался у новорожденного. В соответствии с инструкцией, повторное применение препарата возможно через 12 часов. Ребенок родился в 5 часов утра, следовательно, повторное введение возможно в 17 часов, а ребенок умер в начале одиннадцатого, за 6 часов до возможного повторного введения лекарства.

Елена Белая в СИЗО. Ноябрь 2018 года.

Елена Белая в СИЗО. Ноябрь 2018 года.

Фото: Александр Подгорчук

Спустя шесть дней Белую перевели из СИЗО под домашний арест.

Второе дело

Спустя полгода Следственный комитет сообщил о возбуждении еще одного уголовного дела по факту смерти ребенка в роддоме № 4. На этот раз в отношении врача из другого учреждения- неонатолога-реаниматолога Регионального перинатального центра Калининграда Элины Сушкевич. И преступление, по версии следствия, стало выглядеть еще страшнее.

Следователи предположили, что Белая понимала: смерть ребенка (а такой исход, исходя из его тяжелого состояния, был очень даже вероятен) ухудшит статистику роддома и может отразиться на ее дальнейшем назначении на должность главного врача. Чтобы этого не допустить и сэкономить дорогостоящий препарат, Белая якобы приняла решение об убийстве новорожденного.

- Для совершения убийства Белая привлекла врача Сушкевич, прибывшую в составе реанимационной бригады для оказания ребенку медицинской помощи и дальнейшей его транспортировки в перинатальный центр, с которой она предварительно обсудила способ убийства ребенка, - говорилось в заявлении СК. - Затем по указанию Белой Сушкевич ввела смертельную дозу лекарственного препарата «Магния сульфат» новорожденному. Далее по указанию Белой для сокрытия убийства малолетнего в историю родов были внесены заведомо ложные сведения о том, что имел место факт интранатальной смерти, то есть гибель плода.

Следователи подчеркивали, что приведенные обстоятельства были подтверждены заключениями комиссионной комплексной судебно-медицинской экспертизы о причине смерти ребенка, спектрографической и других экспертиз. В деле, как оказалось, есть даже показания очевидца (!), присутствовавшего при совершении убийства.

По решению суда Элину Сушкевич также определили под домашний арест.

Элина Сушкевич и Елена Белая перед одним из первых заседаний.

Элина Сушкевич и Елена Белая перед одним из первых заседаний.

Фото: Александр Подгорчук

В поддержку неонатолога выступили коллеги из Калининграда, перинатальных центров других российских регионов, Союз неонатологов России, Национальная медицинская палата, врачи из европейских стран.

- Это обвинение - абсурдно! Врач, призванный спасать, убить не может! – убеждали общество и правоохранителей коллеги Элины Сушкевич со всей страны.

Так, появилась еще одна обвиняемая в убийстве. Из дела исчез «Куросурф» (проверка показала, что врачи ввели ребенку этот препарат), но вместо него появился магний.

Токсичная доза

В период передачи дела из прокуратуры в Калининградский областной суд Элина Сушкевич провела онлайн-пресс-конференцию, во время которой ее адвокат Камиль Бабасов заявил, что врач вообще не вводила ребенку «Сульфат магния». А сама Элина разместила пост в «Фейсбуке», где обратилась к очевидцу (его имя пока не раскрывалось): мол, чего вы стояли рядом и просто наблюдали за тем, как убивают ребенка?

В июне 2020 года Леонид Рошаль снова вступился за коллег из Калининграда. На этот раз он попросил обратить внимание на «дело врачей» президента Владимира Путина.

Реакция последовала быстро. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин заявил, что у следователей нет сомнения в объективности исследований, так как их делали эксперты-медики.

- Исходя из выводов и других доказательств следует, что Сушкевич по указанию Белой ввела смертельную дозу сульфата магния, в результате чего наступила смерть ребенка. Эксперты установили, что препарат был введен в заведомо токсичной дозе, многократно превышающей предельно допустимую, это закономерно привело к смерти новорожденного от острого отравления. К тому же применение магнезии было абсолютно противопоказано ребенку, и врачи об этом знали. Затем, согласно данным следствия, в историю родов обвиняемые внесли заведомо ложные сведения о том, что имел место факт гибели плода при родах, - прокомментировал ход следствия Александр Бастрыкин «Российской газете».

Скрытая съемка

6 августа 2020 года в Калининградском областном суде начался процесс. Элина Сушкевич и ее защита настояли на том, чтобы приговор выносили присяжные, и эта просьба была удовлетворена.

Первой «бомбой» стало представленное в качестве доказательства обвинения видео, которое якобы случайно сняла заведующая отделением роддома № 4 Татьяна Соколова. Запись была сделана во время совещания, когда Белая распекала подчиненных за «героизм» при спасении новорожденного.

- И делать инвалидов, и подставляете всех, включая главного внештатного акушера-гинеколога, поэтому садимся и переписываем историю! И делаем антенатала (гибель до родов - Ред.). И не дай бог еще раз такое вы сделаете без меня! Без моего ведома! - слышен на записи голос Белой. - Зачем вы женщине сказали, что он живой, когда он у вас был вообще никакой? Почему вы не доложили заведующей? Неоднократно мы об этом говорили! Если вы верите, идите веруйте в церковь… Значит, ничего не делать, если вы не умеете… Но вы же самые умные! Вы самые умные, вы спасаете мир! Вы молодцы! Только потом над вами все смеются, включая методотдел, и все остальные…

Обвинение истолковало запись однозначно: Белая заставляла починенных вносить изменения в документы и шла на то, чтобы убить ребенка.

Сама Соколова рассказала в суде, что стала свидетелем разговора, во время которого Белая выбирала способ убийства ребенка. По словам Соколовой, Белая спросила Сушкевич, что в перинатальном центре делают в «подобных случаях».

- Сушкевич ответила: «Я не понимаю, о чем вы». А Белая сказала: «Бросьте ломать комедию!». На это ей было сказано: «Ну, мы магнезию вводим, но когда они (дети) еще в родзале». После чего Елена Валерьевна сказала: «Решено, будем делать его антенаталом, пошли». Они встали и пошли, - свидетельствовала Соколова.

«Держала дверь»

Ключевым свидетелем обвинения стала заведующая отделением новорожденных роддома № 4 Татьяна Косарева, которая оказалась тем самым очевидцем убийства ребенка. Но сообщила следователям об этом лишь спустя полгода. В суде она объяснила это тем, что боялась Белую. Мол, та после убийства ребенка угрожала: пикнешь – лишишься и работы, и служебного жилья. (Зато спрятанную ампулу «Куросурфа» и вырванный лист из карты новорожденного Косарева почему-то передала следователям после первого же допроса, в ноябре 2018 года).

Вот как Косарева описала в суде момент убийства ребенка:

- Элина Сергеевна подошла и сказала: «Давайте, я все сделаю сама». Белая стояла в дверях (палаты интенсивного наблюдения), за ручку дверь держала. Элина Сергеевна подошла к шкафу с медикаментами, вытащила оттуда упаковку с магнезией, достала одну ампулу, достала шприц, набрала содержимое одной ампулы и пошла к кювезу. Она отсоединила капельницы, которые были подключены к ребенку, присоединила свой шприц. Вводила очень быстро через пупочный катетер.

О чем не сказали эксперты

Защитники Элины Сушкевич Камиль Бабасов и Андрей Золотухин заявили ходатайства о привлечении нескольких специалистов, которые бы объяснили несостоятельность проведенных экспертиз. Однако все эти просьбы судья отклонил из-за того, что защита сама выбрала участие присяжных. А при таком ведении процесса суд основывается лишь на материалах уголовного дела, в котором достаточно экспертиз, проведенных не менее авторитетными экспертами.

На том, чтобы дело рассматривалось присяжными, настояла защита Элины Сушкевич.

На том, чтобы дело рассматривалось присяжными, настояла защита Элины Сушкевич.

Фото: Александр Подгорчук

О чем же хотели рассказать в суде медики, не получившие возможности выступить? Одним из экспертов выступил председатель Этического комитета Российского общества неонатологов, доктор медицинских наук, врач с 32-летнем стажем работы по специальности «Неонатология» Дмитрий Дегтярев. Он назвал несостоятельными выводы судмедэкспертов о превышении нормы уровня магния в организме погибшего малыша.

- Эти расчеты основаны на неправильной интерпретации концентрации магния в тканях внутренних органов (печени, почек и желудка, ткани которых были отправлены на экспертизу. – Ред.) глубоко недоношенного ребенка, - объяснил журналистам профессор.

Дегтярев обратил внимание на то, что ни образцы крови, ни моча на содержание магния и других химических элементов экспертами исследованы не были.

- На судебном заседании специалисты, проводившие экспертизу, еще раз подтвердили, что их выводы базируются на математической формуле, по которой на основании содержания элемента в органе можно посчитать его концентрацию в крови, - комментировал Дегтярев. - Такой перерасчет невозможен, так как между концентрацией магния в тканях и в сыворотке крови нет прямой корреляции, а сам микроэлемент распределен в организме неравномерно. Этот парадоксальный расчет - если бы его правильность удалось доказать, он мог бы быть удостоен Нобелевской премии в области химии!

Академик Николай Володин, которого называют учителем всех российских неонатологов, считает, что следствие должно было внимательно изучить действия тех сотрудников роддома № 4, которые принимали роды у потерпевшей и затем оказывали помощь недоношенному ребенку.

- Именно непрофессионализм сотрудников роддома и стал причиной летального исхода, - заключил Володин.

«Не виновны»

10 декабря в суде состоялось заключительное заседание по громкому делу. Елена Белая и Элина Сушкевич выступили с последним словом, еще раз объявили о своей невиновности и сказали, что рассчитывают на оправдательных приговор. После перерыва присяжные - восемь женщин - отправились в совещательную комнату.

На то, чтобы принять решение и соблюсти все формальности, понадобилось около четырех часов. В итоге на главный вопрос - «Доказано ли, что ребенку ввели смертельную дозу сульфата магнита?» - присяжные ответили «нет». За такой вариант проголосовали пять человек, остальные трое посчитали факт убийства доказанным. Решение приняли большинством голосов.

- Не виновны! – объявил вердикт судья Сергей Капранов и поспешил покинуть зал.

У здания суда коллег встретили врачи из Регионального перинатального центра. Слезы, цветы, радость... Потом кто-то из встречающих обратился к Белой: мол, Лена, дай обнять тебя!

- Я поняла, - с восхищением произнесла та, - какой же у вас коллектив!..

Утром в пятницу, 11 декабря, Белая вместе с адвокатами приехала в роддом № 4, чтобы восстановиться в должности

- Главный врач пытался препятствовать ей в этом. Однако после длительных переговоров он допустил Елену к осуществлению профессиональной деятельности, хотя не имел права брать паузу для обсуждения этого вопроса со своими юристами, - сообщил адвокат Тимур Маршани. - Елена Белая осталась на своем рабочем месте и продолжила осуществлять свою профессиональную деятельность.

Элина Сушкевич тоже рассчитывает скоро приступить к работе.

- Как вы после всего, что случилось, будете ездить в роддом № 4? – спросили ее журналисты.

- Спокойно, - заверила неонатолог.

Еще не все...

Сторона потерпевших уже заявила, что будет обжаловать решение присяжных. И Элина Сушкевич считает, что это дело не закончено. По ее мнению, сегодня очень много вопросов и к следствию, и к прокуратуре – как такие дела вообще могут появляться?

Но и к медицинскому сообществу вопросов не меньше. Например, в зале суда не раз звучало, что по федеральному приказу «скорая» должна была везти потерпевшую - маму ребенка - в перинатальный центр (высший уровень учреждения родовспоможения области), а по региональному приказу – в роддом № 4 (второй уровень), где нет условий для выхаживания недоношенных детей с экстремально низкой массой тела. Так куда ехать «скорой», ели будущая мать – без российского гражданства, без страхового полиса, без должного наблюдения, с отошедшими водами, с плохим знанием русского языка?

Нужно и важно отвечать на эти и другие вопросы, которые возникали во время судебных слушаний. И ответы уж точно нужно искать не у Белой и Сушкевич – врачей, который суд присяжных все же оправдал.